Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 
Проза
 
Галина ТРОИЦКАЯ
(г.Самарканд, Узбекистан)
 

ЗАПАХ ЖЕНЩИНЫ

 

Не каждый может похвастаться, что побывал в такой позе, далеко не каждый… Ещё минуту назад гордо шествовала через двор, цокая каблучками, повиливая попой, обтянутой кусочком ткани в весёлый горошек. И вот сижу, нет, вишу… Или лежу? В общем, застряла в, пардон, выгребной яме. Видать, случайно нарушила какой-то закон физики, ступив на лист в общем –то плотной фанеры, прикрывающий эту злосчастную хоздырищу. Какого, спрашивается, фига надо было выкопать её именно здесь! Вот все прошли – и хоть бы что. Но я, с моим хроническим невезением, не могла не угодить в столь пикантную ситуацию. Прям, тот еврей из старого анекдота, который вечно коли не в дерьмо, так в партию.

Надо же, о чём думаю, распластав конечности лягушкой. То есть одну конечность, которая в полушпагате вытянута назад. Другая болтается где-то внизу, расщепив надвое хлипкую деревяшку. К ступне уже подобралась вода и успела стибрить туфельку. Что делается в темноте подземного колодца не видит никто. Зато то, что сверху точнее, кто, в смысле дама в белых кудряшках, губёшки ярким бутоном, в цвет драже, рассыпанного по нарядному, шитому к этому дню, костюму. Имею ввиду 8 марта. Отпраздновать которое загодя пригласила приятельница Ирода, экстрасенс, между прочим. Вообще-то она врач, даже кандидат меднаук, вдруг открывшая в себе «удивительные способности». Но об этом расскажу попозже. А пока она в ужасе машет руками, обсыпанными мукой, выглядывая в окошко летней кухни, куда, собственно, я и направлялась. Признаюсь, не с целью помочь лепить праздничные манты. Дефилировать по восточному дворику заставила скука, не очень приглянувшийся полковник МВД, с которым она решила меня познакомить, и глупое желание, вильнув бедром, показать свою независимость и утереть нос этому самодовольному усачу «на грани развода».

Утёрла! И без того короткая юбчонка разошлась по шву, ножонка вывернута наоткид… И всё же изо всех сил стараюсь держать лицо, то есть спину: ладошки к груди прижала, вскинутый от неожиданности подбородок шейку лебяжью выгнул. Чисто йог. Или ангел? В помойке. Мужская часть курящих под навесом гостей (собственно, тогда, в конце восьмидесятых, здесь публично курящие представительницы прекрасной половины были большой редкостью, особенно местные. Даже в ресторане бегали тайком подымить в туалет. Это теперь чернобровая красотка с кальяном или тонкой сигареткой – обычная деталь общепитовского интерьера). Да, так вот, замерли мужики, с них с натуры заново можно картины писать, типа, «Не ждали» либо «Явление Христа…».

Благо, оторвалась от теста хозяйка, вопит с крылечка, мол, чего пялитесь, спасайте! Первым опомнился намеченный ею ухажёр. Весь в белом (то есть, в костюме из светлой плащовки –писк тогдашней моды) рванул, подхватил подмышки. Тянет -потянет… Вытянул, обошёлся без внучки и Жучки. А чего делать дальше не знает, держит девушку раскорякой – коварная дощечка торчит распоркой в неприличном месте. Ой, Господи, вспоминать стыдно. Впрочем, дальше будет ещё стыднее… После того, как этот самый Андрей Андреич догадается ношу, весом в пятьдесят кг, вверх тормашками перевернуть и лихо, ребром ладони, разрубить мои межножные «оковы».

- В ванну её, в ванну,- распорядилась Ирода. Галантный кавалер, преисполненный гордости от поступка, попёр меня в указанное хозяйкой место. По коврам, между прочим. Хоть и не персидским, но всё-таки бухарским, коими устлана просторная квадратура небедной подруги. А я, не успев разомлеть от пережитого в сильных руках, спохватилась, заойкала. Хорошо, что милицейский чин через свой животик и мои хрупкие телеса, к нему прижатые, не мог видеть того, что стало последней каплей моего позора. Причём, про каплю – в прямом смысле слова.

Чтобы это описать, придётся вернуться на пару часов назад. К тому моменту, когда соседка Людмила закончила собирать меня «на свиданье». Как большинство благополучных в браке и состоятельных женщин, ей нравилось опекать одинокую и детную соседку, быть в курсе её личной жизни и всячески способствовать чужому счастью. Потому Лютик, как называл свою грузную, белотелую супругу муж, узнав о предстоящем знакомстве, немедленно предложила свои услуги. Которые щедро вылились в золотые серёжки, тяжёлый браслет и искреннее сожаление о моих тощих пальцах, откуда спадают её колечки. Она же делала мне начёс, малевала глаза, брызгала французскими духами. Подбоченясь, критически окинула итог трудов праведных и заявила:

- Не, Галь, не то что-то… О, колготки не годятся, сымай к бесу, сюда прозрачные надо.

Легко сказать! Эта часть дамского гардероба на ту пору была в дефиците. Радость достать рижские, а уж немецкие, дедероновые –из области мечтаний. Но доброта Лютика коснулась и моих ног. Со словами «надевай», протянула призывно шуршащую импортную упаковку.

-Они ж мне до подбородка, подвязывать верёвкой надо, а то сползут. Испорчу только,- отбивалась от благодати реальной разницей размеров.

- Не боись, исправим, -успокоила соседушка и приступила к странной процедуре.- Только, смотри, не разувайся там!

Усадив «модель» на диван, сама, покряхтывая, опустилась на пол и ловко затянула в узелок пустые «носы» колготок. Этот не хитрый маневр позволил резинке остаться на талии, а то, что забито в туфли, осталось закрытым от посторонних глаз. Зато теперь именно эта деликатная полость, свисая использованным гондончиком, капала на витиеватые узоры, вытканные народными мастерицами. Неловкой куриной лапкой, подгибая пальцы ноги, старалась как –то подгрести под них следы Людкиных ухищрений. Бесполезно!

Струя душа взбодрила до слёз и придала сил, да каких! От стен розового кафеля и золочёных кранов пришлось буквально отдирать. Цеплялась, отбивалась, сопротивлялась. Но доктор на то и доктор, к тому же с научной степенью и связью с потусторонними силами. Вывела меня к столу в огромных домашних шлёпанцах мужа и в чём-то вроде кимоно с хрупкого плеча несовершеннолетней дочери. Как ни странно, обмундирование народ не смутило. Вы бы только слышали, какие тосты звучали!

Первую выпили за Международный женский день и за то, чтобы наши дамы никогда не падали в выгребные ямы. Вторая и третья хорошо пошли под пожелание моего спасителя. Фраза стала на долгое время в нашем кругу крылатой. Дурацкая, в общем-то, но кстати. Про то, что коли уж какая представительница прекрасной половины свалится в яму, пусть рядом окажется настоящий полковник.

На моём пути сегодня он оказался дважды. Нелёгкая понесла убирать со стола. Неловко двигая огромными шлёпанцами, вооружённая горой тарелок, вновь повторила отработанный экзерсис. «Это уже не смешно», - констатировала Ирода. А чуть позже, ну, когда меня снова освободили из дощатого плена и я безвозвратно утопила хозяйский тапок, добавила: «Странный, подруга, у тебя способ мужиков соблазнять».

Странный- не странный, а оправдался, причём, поверьте, без всякого на то умысла и хотя бы малейшего желания продолжить знакомство! Бравый мент, когда домой провожал ( куда бы я одна, в таком-то виде!), всё пытался за коленку ухватить, свидание назначал. А потом, вернувшись к приглашающей стороне, алколоидов от души накушамшись, полночи страдал, дескать, ах, какая женщина! Он, мол, так и ощущает мой неповторимый запах. Когда мне пересказывали доброхоты на завтра данные откровения, клянусь, краснела. «Клема» от Людмилы, сточные воды из дома Ироды? Какие же ему, любопытно, ароматы мерещились…


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "