Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 

Тени минувшего

Людмила ЛЕКАРПЕНТЬЕ

ШЕДЕВР КЛАДБИЩА ЛОВЕРШИ

Старое городское кладбище «Ловерши». На одной из центральных аллей, в глубине  каменного прямоугольника с аккуратными рядами двухсотлетних и современных  монументов, неожиданно натыкаешься на скромное гранитное надгробие. Серое и пупырчатое. Потому что и камень подвержен ветрам столетий. Могила странная, непохожая на остальные старинные  усыпальницы состоятельной буржуазии и местной аристократии.


Формой  она напоминает огромную каменную книгу. Приглядевшись, видишь не сразу заметную надпись:«Эжен Сю. 1804-1857».


Вот здесь, в Анси, на местном погосте  и зарыт главный  неизданный шедевр неподражаемого Эжена Сю: он сам. Вернее, его прах. Если в наследство нам опять не досталась очередная мистерия, «написанная» уже не  самим великим фантазером и взрослым ребенком, а совсем другими людьми...

Я помню, как во времена читательского бума, еще  в советскую эпоху, по подписке в серии «Иностранная литература» пришли два небольших томика в тонком бумажном переплете. Это были романы французского писателя Эжена Сю. Первый «Агасфер », второй -  «Парижские тайны». Сначала я «проглотила» «Вечного жида»- простите за каламбур. Обалдев от темы и закрученности сюжета, почти ничего не поняв, взялась читать заново. А когда добралась до конца, то уже не могла и не хотела расставаться с книжкой. История старого еврея, обреченного  на бессмертие и вечное скитание за отказ в помоще Иисусу, несшему на Голгофу крест, на котором его должны были распять, остается по сей день одним из сильных впечатлений моей жизни. Почему? Не надейтесь на ответ: не знаю.

Потом были «Парижские тайны».  Прочитаны тоже в один заход и с детским восторгом. Только на этот  раз образ главного героя, аристократа и друга бедняков Родольфа, все время заслонял несравненный  Жан Марэ, с участием которого я еще в детстве смотреда одноименный черно-белый фильм.


Таверны и кабаки, где собираются убийцы, воры, мошенники, распутные женщины,  тюрьмы, где подозреваемые в преступлении посажены в одну комнату с уличенными во множестве преступлений, с бежавшими не один раз с галер,  больницы, где для пользы науки бедная женщина должна рассказывать своему доктору при множестве его учеников симптомы своей болезни, а после этого, если в ней есть женский стыд, чувствовать усиление болезни,  дома умалишенных, которые  представляли более утешительное зрелище, чем все другие общественные заведения,  чердаки и подвалы, где скрываются бедные семейства, круглый год бледные от голода и изнурения, а зимою дрожащие от стужи, потому что они не знают, что такое дрова.


На этих чердаках и в подвалах - жилищах нищеты и отчаяния - часто живут высокие добродетели, но еще чаще гнездится разврат и преступления. Что говорить о тех несчастных, которые сами себя называют детьми мостовой и с малолетства служат предметом спекуляции для подобных им нищих?


Разврат и преступления ждут их на пороге жизни, чтобы схватить в свои когти и повлечь по всем мытарствам, побоям, голоду, обидам, презрению, угнетению, наказанию тюрьмами, галерами, воспитывая в них закоренелых злодеев.Об этом страшном мире парижских трущоб мне  впервые поведал Эжен Сю.


Сколько противоречивых мнений бытует об авторе  и его творениях! Одни величают Сю гением. Другие –бездарностью, повесой и обвиняют во всех смертных пороках и грехах. Иные склонны считать романиста взрослым ребенком, с детства противившимся строгой воле отца,  в зрелом возрасте - любой власти вообще. Так кем же Сю был в жизни?На этот вопрос уже много лет пытается ответить местный исследователь жизни и творчества  Эжена Сю Жан Перду. Во времена  Империи  Наполеона Третьего автор нашумевших романов «Парижские тайны», «Агасфер» и  многих  других имел огромный  литературный успех. Он прибыл в Савойю в добровольныую ссылку и поселился в Анси.


Жан Перду

Похождения и смерть Эжена Сю в Анси
                                                                                             

-Моя дорогая...
-Как?
-Моя дорогая...
-Моя дорогая или дорогой?
-Нет! Моя дорогая, мадемуазель...
-Хорошо! Моя дорогая...
-«Как» - в начале письма?
-Да, если Вы хотите, мадемуазель...
-Моя дорогая...
- «Моя дорогая» - два раза?
-Нет, один раз, мадемуазель...
-Дальше...
-Я  слышу ветер...Я тебя люблю...
-Я слышу ветер-я тебя люблю...
-Дальше?
-Город умер с тех пор, как ты ушла, но статуя всегда на том же месте...
-О, ля-ля! Подождите, подождите...
-С тех пор, как ты ушла...хе...и что?
-Статуя...
-Что статуя?
-Да, статуя, мадемуазель...
-Статуя всегда на своем месте-это?
-Да, это, мадемуазель.
Эжен Сю на меня посмотрел... Я тебя люблю....
-Эжен - так имя?
-Да...
-Потом?
-Сю, Эжен Сю...
-Назовите...
-С-как Сюзанн, У-как Урсулла!
-Да, и Э-как Эжен...
-Сю!
-Да, мадемуазель...
-Дальше?
-На меня посмотрел... Я тебя люблю...Я тебя люблю, я думаю о тебе, я люблю, я люблю, я люблю..
-Я люблю, я люблю. Ну? Три раза я тебя люблю?
-Да, мадемуазель...
-Поль!- Это его подпись?
-Да.
(Монотонным голосом)
-Я Вам перечитаю: 
«Вы Одеон 2745, адрес мадемуазель Колетт Мерсье, Марсель Эжен, Рауль Селестин, Ирмы Раум. 23, сквер Ламартин, Безансон, Дубс. Моя дорогая, я тебя люблю. Город мертвый с тех пор, как ты ушла, но статуя все время на том же месте. Эжен Сю на меня смотрит. Я тебя люблю, я думаю о тебе, я тебя люблю, я тебя люблю. Подпись Поль. »

Мы в 1950 году. Ив Монтан и Симон Синоре играют известный скеч из жизни Эжена Сю.
Статуя из его письма, о которой идет речь в скече, та самая, что и сегодня украшает фасад Парижской Мэрии на длинной улице Риволи и площади Мэрии. Она здесь уже 130 лет.

Александр Дюма обиделся

Так кто такой Эжен Сю? Популярный романист девятнадцатого века, наиболее блестящего  и богатого писателями? Или Эжен Сю - забытый писатель? Завсегдатай парижских светских салонов минувшей эпохи? Денди выскочка или денди депутат и социалист? Аристократ или демократ? Человек прагматичный или транжира?

В нем понемногу и того, и другого.Но что неоспоримо: в середине девятнадцатого, богатого событиями века  Эжен Сю являлся персонажем, который поражал и своими сочинениями, и манерами.  Это был король письма, почитаемый и любимый своими читателями,  особенно читательницами.

Попробую вам рассказать о жизни этого, не вписывающегося ни в какие рамки человека с особенным шармом. В течение всей жизни он был либо обожаем дамамами, либо ненавистен. Чаще всего крупными писателями эпохи или  людьми политики, которые плохо понимали поведение этого социалиста-аристократа. Я расскажу вам в основном  о жизни Эжена Сю в Анси-ле-Вьех, благодаря переписке, которую он вел в течение последних четырех лет жизни, до самой смерти, со своим последним «большим другом» мадемуазель Мари де Сольмc.

Когда родился великий Эжен Сю? Романист  Лошатр сообщает, что Сю родился 17 февраля 1804 года. По модному писателю эпохи Эжену де Мерекурту, Эжен Сю родился 1 января 1801 года. По великому Александру Дюма (автор «Мушкетеров»  в своих мемуарах  посвятил страницу памяти Эжена Сю. Они были большими друзьями. Но Александр Дюма считал, что Сю оставил его в тени своей популярности, и они рассорились) Сю родился 1 января 1803 года. Такое же предположение высказывает и Мари де Сольмс. Много фантазии и надуманности было в этом  вопросе. В реальности Эжен Сю родился в Париже 26 января 1804 года..

Сын хирурга наполеоновской армии, Эжен Сю ни мало ни много имел крестной матерью императрицу Жозефину, а крестным отцом принца Эжена Бонапарта, вице-короля Италии.
Красавчик Сю, как звали его приятели по колледжу, имел очень привилегерованную юность, что не мешало ему быть ребенком особенно подвижным и недисциплинированным.

Композитор многих опер и «Христианской ночи», в частности, Эжен Адан был большим другом Сю.  Вместе они  совершали наиболее озорные шалости. Красавчик Сю имел  пристрастие  выращивать индийских свиней. Он их кормил в отцовской лаборатории, а содержал в  «Зимнем саду»  своего колледжа.

Правдой было и то, что среди его соучеников ходил каламбур: «Красавчик Сю был хорош. Глаза обожаемые, лес из черных волос, брови, полные характера, прелестные зубы среди очень тонких губ».Эжен Сю знал про это. «Жаль, что только у меня нос канальи », - добавлял он.- «Только нос...». Он был скромником.

По распоряжению отца Сю должен был учиться на помощника хирурга в госпитале королевского дома. Пока он учился, империя пала. Учеба - сильно сказано в отношении Сю. Его настоящей натурой «…было  просыпаться очень быстро», чтобы не попасться на глаза разъяренному мужу очередной возлюбленной.

В течение короткого времени Сю наделал  много долгов и пустился в пьянство. Отец обязал  непутевого сына  идти в армию. Эжен уехал в Испанию вместе с французским экспедиционным корпусом помогать Фердинанду Второму. В конце года он вернулся, не предупредив родителя,  и занялся коммерцией вином. Ему было 20 лет, и  удача была против него.

Однажды, когда он прогуливался по Парижу в блестящем конном экипаж, его карета сбила старика. Тот поднялся, приблизился к дверце, замахнулся тростью и... узнал  родного сына. Объяснение было жестоким. На этот раз господин  Сю-отец отправил сына в воинский хоспис в Тулон. Как всегда, помощником хирурга. На следующий год Эжен подал в отставку. Сославшись на личные обстоятельства, он покинул службу в Тулонском хосписе.


«Отставка принята без возражений», - сообщал тогдашний министр ( в ведении которого находился xоспис), в силу легкой заменяемости».

Вернувшись в Париж, Эжен Сю активно занялся своими важными «особенными делами»: флиртовал с графинями и парижскими дамами,  писал театральные и светские статьи.
Его жизнь становилась все более беспокойной. В один прекрасный день отец силой прекратил его беспутную жизнь и определил  служить на корабль «Бреслау» в качестве, конечно же, помощника хирурга.

Азия, Америка, Антильские остова. Открытие незнакомого мира. Эжен был очарован морем. Он проводил дни с присущим ему вкусом к беспредельности и экзотизму. Но у приятного морского путешествия  оказалась и оборотная «строна медали». Только что корабль вернулся в Брест, как разразилась война c Турцией из-за греческого конфликта.

Греко-английский флот проводил операции в Средиземном море. Решающее сражение произошло 20 октября 1827 года при  населенном пункте «Наварин», недалеко от греческого побережья. Бой был длинным и кровопролитным. Во время этого боя военные хирурги и фельдшер  Эжен Сю, умиравший от страха, прятались в корабельном трюме. Однако пришло  время проявить таланты  и им: раненых было множество. Так что всем пришлось засучить рукава.

«Нужно было оперировать,- рассказывал один офицер. И тут проявилось все неумение          молодого человека, сопровождаемое апломбом «старого» хирурга. Говорят, что в тот день  жертв в корабельном госпитале было столько же, сколько  во время боя с турками ».

Уволившись с корабля, Сю  вернулся в Париж. Он не прекращал рассказывать о прекрасном морском сражении при Наварине и показывал неприятельские трофеи, которыми плотно были набиты его ящики.

Бурная жизнь молодого повесы возобновилась. Он имел единственную амбицию - жить, как индийский принц, с которым встречался во время  своего экзотического путешествия, ездить на слонах, жить, утопая в роскоши, спать на вышитых подушках в окружении женщин и слуг, есть из золотой посуды, вызывая  восхищение и зависть. При этом у него был один каприз: литература.

Умершие к тому времени дед и отец оставили Сю колоссальное состояние. Ему потребовалось восемь лет, чтобы его уничтожить. В этом богатому бездельнику помогали  приятели-аристократы.  Зато какие это были годы!  В центре Парижа он посторил себе восточный дворец, о котором мечтал, купался в роскоши, празднествах, вращался в самых блестящих кругах, величал себя «Барон Сю».

Чтобы «расслабиться», он писал.  Так появились «Парижские тайны» и «Вечный жид». Вся Европа видела в Эжене Сю гения, равного великому Александру Дюма и Бальзаку.


            
Узник Башни

Прибыв  в нашу коммуну  «Анси-Ле-Вье»  в январе 1852 года, Эжен Сю был хорошо принят своим другом известным музыкальным издателем Виктором Массе. Он происходил из Тона и владел красивой виллой «Маригита » в деревне Баррат. Потом Сю недолго пожил в  Винере в доме  Крозет Муше, ныне исчезнувшем. Наконец, в июне 1853 года решил окончательно перебраться в поместье «Башня».

Как он здесь жил? Эжен Сю просыпался  в своем убежище около пяти утра. Будили его теперь не обаятельные горничные с греческими прическами и одетые в газ, как в Париже, но красивая гувернантка молодая девушка из Анси-Ле-Вье и слуга из савойардов Франсуа Лакомб.

С Равио или один, хорошим утром, взяв свою бамбуковую трость,  писатель отправлялся на прогулку под елями леса Верье или вдоль берега озера Анси. Чистый воздух нашей местности стимулировал аппетит. К возвращению Сю милая гувернантка готовила ему обильный завтрак. После него Эжен Сю отправлялся в свой кабинет работать. Здесь его ожидало большое кличество заказов от парижских книжных магазинов.

На золотом подносе слуга Равио подносил своему мэтру пару перчаток соломенного цвета, без которых Эжен Сю не хотел работать. После каждой написанной страницы Равио   привычным жестом менял перчатки на новые, более свежие и более надушенные.


Своим остро заточенным золотым пером Сю писал пять-шесть часов. Без  исправлений  и чтения  текста  манускрипты отправлялись парижским издателям. Он хорошо зарабатывал, но гораздо меньше, чем в  эпоху, когда начал писать свои  «фельетоны», которые издавались сразу во многих парижских журналах. «Парижские тайны», например.

(Кстати, Эжен Сю является создателем жанра, который мы называем фельетон .
Его «Парижские тайны» - один из первых примеров изобретенного писателем стиля).

После ежедневной работы и туалета, достойного принца, обильного ужина Сю с Равио отправлялся на длительную прогулку в лес Верье или скакал на своей лошади по аллеям парка владения «Башня». Вернувшись домой, бодрый и счастливый, он заставал свою гувернантку за приготовлением турецкой трубки с опиумом, опускался на шелковые подушки, курил и засыпал.

Однажды во время длинной одинокой прогулки в массиве Верье Сю был озадачен, услышав игру на флейте, звук которой ему был хорошо знаком. Он долго и безуспешно искал музыканта, поднимаясь высоко в горы несколько раз. И только вечером, когда уже почти совсем опустилась ночь, наконец, обнаружил, что это контрабандист музыкой сигналил с границы на перевале своим друзьям.

Эжена Сю высоко ценили  не только соседи, но и пастухи, пасшие скот в горах Верье, которых он часто сопровождал. Одним зимним днем он заблудился в снегу и не мог найти обратную дорогу. И поскольку  всегда боялся сломать ногу или попасть под снежный обвал, то брал с собой  нечто наподобие тонкой дудки. С ней он был уверен, что в случае беды друзья-пастухи его услышат и придут за ним.

Эжен Сю любил сидеть на большом камне напротив поместья «Башня». Этот камень существует и поныне. В течение многих часов подряд его отстраненный от всего взгляд был устремлен в туманную дымку горизонта, блуждая в событиях прежней бурной жизни и уносясь к берегам своей родной Франции.

(Во время ссылки Эжена Сю  в Анси-Ле-Вье нынешняя Савойя не принадлежала Франции. Ее территория  была к ней присоединена императором Наполеоном Третьим только в 1862 году).

Денди и завсегдатай роскошных парижских салонов удивлял  крестьян  Анси-Ле-Вье техническими и сельскохозяйственными познаниями. Они даже встревожились тем, что он предлагал использовать коров в качестве тягловой силы: боялись, что у них могут быть выкидыши. Простые люди были удивлены, открыв  для себя с помощью Сю, что можно использовать прошлогодний тростник вместо сухого навоза для обкуривания земли и подстилки для скота. Один сосед-фермер извинялся, что приходится возить неприятно пахнущий навоз мимо виллы, где жил писатель. Сю ему отвечал, что навоз - это всегда хорошо, очень хорошо.

Жизнь нашего беженца протекала в поместье «Башня» «на грани безнадежности и в слезах». Сю написал здесь произведение «Маркиза Корнелия  Далфи», большой успех имела пьеса, поставленная по этой книге. В том числе в театре Анси. Вот отрывок из этой книги :

«Озеро Анси - очаровательное озеро. Изменчивые виды гор, вокруг которого они то группируются, то разбегаются, то опускаются склонами. Природная красота здесь превосходит лучшие шедевры искуства.


Это не огромность Женевского Средиземного моря, где иногда с одного берега не увидишь другой.
Это и не мрачное и дикое  озеро Берже, заключенное в суровых отрогах гор и среди  отвесных скал, что не оставляют взгляду почти никакого простора. Нет! Здесь глаз счастливо останавливается поворот за поворотом на улыбчивых берегах озера Анси и уплывает за далекий горизонт, покрытый опускающимися склонами и откосами гор, обрамляющих его, как драгоценная рама».  

Ищите женщину


В сентябре 1952 года в Экслебан приехала молодя  аристократка, принцесса Мария де Сольмс. Ей было двадцать лет. Она блистала красотой, одухотворенностью и одержимостью ко всем, кто сочинял музыку. Сольмс находилась в оппозиции к императору Наполеону Третьему, своему кузену.  Это он собственной персоной  выдворил ее из Парижа.


Что ж, Мария Сольмс поселилась в Сардинии. Эжен Сю, знавший молодую женщину еще по парижской жизни, пригласил ее провести месяц у него в поместье «Башня». В поэтической форме он описал ей свое убежище. А для поездки за своей подругой Эжен Сю выбрал  маленькую рессорную карету, где путешественники должны сидеть в большой близости друг от друга. В ссылке Эжен Сю и молодая красавица стали большими друзьями и общались постоянно.


3 августа 1857 года Эжен Сю скоропостижно скончался при загадочных обстоятельствах. Смерть его пришлась на момент кратковременной отлучки местного врача, друга и преданного поклонника писателя. Похороны Сю прошли в спешке, вскрытие не производилось. В качестве причины смерти фигурировали три взаимоисключающих диагноза.


Знаменитый химик и медик, социалист, герой революций 1830 и 1848 годов Франсуа Венсан Распайль прямо заявил  вскоре после смерти Эжена Сю, что тот был отравлен. Вопрос только в том, чем его отравили – мышьяком или сулемой. Покрывало тайны над смертью Эжена Сю приоткрылось только в 1863 году, когда в Лондоне вышла анонимная брошюра, автором которой был близкий друг писателя и его секретарь в последние годы жизни эмигрант Пьер Везинье, впоследствии – член Парижской Коммуны.


В брошюре рассказывалось, что убийство Эжена Сю по специальному указанию Наполеона Третьего осуществила двоюродная сестра императора известная авантюристка Мария де Сольмс. Мария создала себе репутацию изгнанницы и пыталась, в основном безуспешно, втереться в доверие революционной эмиграции. Ей удалось влюбить в себя Эжена Сю, стать его любовницей и, найдя удобный момент, отравить. Сразу после смерти Сю Мария де Сольмс возвратилась в Париж, где царственный родственник осыпал «изгнанницу» милостями.


Император запретил публиковать какие-либо сообщения о смерти Эжена Сю – даже и ругательные. Более того, он использовал все свое влияние на правительство Бельгии (а Брюссель был тогда основным центром эмиграции), чтобы не допустить и там появления некрологов на смерть знаменитого автора социальных  романов «Парижские тайны » и «Вечный жид». И после смерти Эжен Сю вызывал ненависть у врагов.


Беспокойный ссыльный


Присутствие Эжена Сю в Савойе и в Анси, в частности, вызывало много хлопот у местных властей и католической церкви.Священники читали пастве наставления и жаловались  епископам на писателя, обвиняя его романы в неверном освещении их роли и деятельности. Они требовали от пастухов и содержателей харчевен тоже читать своим клиентам эти обвинения. Между тем кюре Анси-Ле-Вье аббат Пактад, несмотря на несколько напоминаний иерарха, поддерживал добрые отношения с Сю. Он принимал приглашения и приходил к нему обедать в имение «Башня». Писатель ему вручал  каждый месяц  пятьдесят франков «для бедных». Закончилось это тем, что несчастного кюре перевели в другое место службы, в Магланд.

В течение ссылки в Анси-Ле-Вье Эжен Сю продолжал принимать бывших политических друзей - ему давалось все же немного свободы. Агаро, Барб,Салино, Паттази приезжали с ним повидаться и проконсультировать по тому или иному вопросу. Савур - шеф правительства Сардинии, не существующей ныне территории, куда относился и Анси, также оказывал известному романисту честь своими визитами.

31 июля 1857 года Эжен Сю написал свое последнее письмо. О чем оно? Нам известно гораздо меньше об его кончине, чем хотелось бы. Общая могила - вот на что претендовал наш солдат идеи, судя по его посмертной записке.

«Я не помышлял никогда ни о чем другом, кроме как уснуть вечным сном среди бедных, -писал он. - Невыносимы страдания, причиняемые мне невролгией, даже при той безопасной  и умеренной жизни, которую я вел. Бедные, дорогие дети, я должен вас покинуть. Я вам говорю тысячу раз, но я снова повторяю: что бы ни случилось, знайте, что вы были теми, кого я любил, кого люблю и буду любить больше всего в мире. Вы - моя семья, мои дети, мои друзья. Я не произносил слова дружбы никогда человеку, не вызывающему доверия и любви абсолютной и великой. Прощай, моя дорогая Мари! У меня еще так много что Вам сказать, но я уже ясно не вижу, мое зрение угасает, пелена застилает взор. Агония начинается».

Несмотря на прибывшего вскоре личного врача, свободолюбивый мыслитель умер. Церковь отказала почившему в панихиде. Власти намеревались похоронить его в строгой секретности, опасаясь нежелательных общественных волнений и манифестаций. Но скрыть от народа похороны не удалось.Они происходили в присутствии большего стечения горожан.

Люди вышли  на улицу на рассвете, чтобы проводить известного человека и защитника бедных  в последний путь. Его гроб сопровождали более тысячи горожан. Они пришли в «Маленький порт», где находилась вилла «Башня» - к последнему приюту писателя - и ждали начала траурной процессии. Толпа была настолько многочисленной, что когда тело Сю уже внесли на кладбище Ловерши в центре города, «хвост» траурного кортежа не приблизился еще к мосту «Пакье» в пяти километрах от места захоронения.

Местными властями была разрешена только одна речь. Ее произнес адвокат из столицы тогдашней Сардинии, Шамбери, адвокат Рекс. Ссыльным товарищам Сю не полагалось произносить речи.

Вот выдержка из прощального «Слова» с Эженом Сю:

«Жизнь есть борьба. Эжен Сю - один их ярких людей Франции - был никем иным, как великим поэтом, которого мы знаем, и солдатом мира, который не переставал сражаться за свои идеи до последнего вздоха».

Могила Эжена Сю по сей день находится на кладбище «Ловерши» в Анси. Это обычный каменный прямоугольник, с одного угла украшенный неширокой каймой из живых цветов, а с другого ограниченный невысоким кучерявым деревом, раскинувшим зеленый шатер.

Старая плакучая ива, посаженная по завещанию самого Эжена Сю, состарилась и погибла. Ее заменили. Когда хранители кладбища выкапывали прежнюю «плакальщицу», то по какой-то необходимости или из любопытства вскрыли гроб. Кости знаменитости Анси были на месте. Только почему-то в беспорядке. После этого по округе поползи слухи, что семья Эжена Сю симулировала его похороны и тайно вывезла тело во Францию.


(Напомним, что в то время Сардиния не принадлежала Франции. К империи Наполеона Третьего она была присоединена через несколько лет).



Перевод и фото  Людмилы Лекарпентье


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "