Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 
 
Александр ШИПИЦЫН
 
БУКВАШКА И ПОЭТ ПЁРЫШКИН В БАРАБАНДИИ
 

Не беспокойся обо мне, художник, и привыкай к разлукам, если дал мне крылья!..

Первые летние деньки! Миша перешел в четвёртый класс. Впереди три месяца каникул и встреча с папой в океане! Папа уже четыре месяца во главе рыболовецкой флотилии работает в центральной части Тихого океана. И поскольку обещание выполнено – в дневнике за год только пятерки и четверки -  через две недели на одном из обслуживающих флотилию кораблей он с мамой и сестренкой доберется до папы, по которому так соскучился! Ну а сейчас, до отплытия, можно с головой уйти в свое любимое занятие.

Главной страстью мальчишки было рисование. Миша мечтал стать  художником-сказочником. Он придумывал каждый день какие-нибудь необыкновенные истории и иллюстрировал их своими рисунками.


- Мама, почти у всех красок уже лысины, - сказал Миша, показывая  коробку, в которой от красок остались лишь разноцветные ободки. – Надо сходить в магазин, тем более что акварельных карандашей и бумаги тоже осталось мало.


В магазине карандаши и бумагу Миша выбрал быстро, а вот с красками дело не клеилось. Те, что показала продавщица, не нравились ему. Вдруг на самой верхней полке он увидел стопку акварельных красок, которые, по всей видимости, лежали там с давних пор.


- Пожалуйста, мне третью коробку сверху, - попросил он.


- Зачем тебе именно третья сверху, ведь все одинаковые? – удивилась продавщица.


-  Не знаю, почему, но мне нужна третья сверху, - настаивал Миша.


Мама строго посмотрела на него, но он невозмутимо стоял на своем.


Продавщица улыбнулась и по стремянке полезла за требуемой коробкой. Когда она взяла ее в руки, брови у нее от удивления готовы были взлететь со лба. 


-Надо же! – воскликнула она, - на всех коробках написано просто «Акварельные краски», а на этой «Краски для сказки». Мальчик, ты как это разглядел?


-Ничего я не разглядел, - ответил Миша. – Просто захотелось третью сверху и все. Хотя, возможно, и разглядел…


Когда вышли из магазина, мама спросила Мишу:


- Как же ты сумел разглядеть эту необычную коробку, фантазёр мой?


- Ты же сама говорила мне, что многое в жизни можно увидеть и понять только сердцем, - ответил Миша и посмотрел маме в глаза.


- Конечно, конечно, - ответила она и, присев, крепко обняла сына.

Из магазина они приехали на дачу, и через полчаса Миша был на своей любимой лужайке. С двух сторон лужайку окружали деревья, с третьей стороны подступала окраина города, а с четвертой – океан. Согласитесь, не плохое местечко на планете! Но если вы подумаете, что Мишу больше всего в эти дни привлекали океан, город или лес, то не угадаете. Рисование цветов, насекомых, сочинение сказочных историй из жизни лужайки – вот чему посвящал он свободное время. А чтобы лучше понять и узнать лужайку, он представлял себя крошечным человечком, жителем этого удивительного зеленого мира.


Вообразите, что вы идете по необыкновенному лесу. Над деревьями пролетает невообразимо красивое, с яркой расцветкой существо. Размах его крыльев такой, что в тени оказывается десятки деревьев! Вы замираете от изумления. А существо, махнув тебе огромными разноцветными крыльями, продолжает путь дальше – радоваться миру и радовать мир своей красотой!


Не так ли выглядит бабочка, если смотреть на нее глазами крошечного человечка из травы? И не выглядят ли волшебными деревьями цветы и разнообразные травинки при этом?


Вы идете дальше и видите, что на вас смотрит огромный глазастый прыгун. И то ли от радости видеть вас, то ли вспомнил о неотложном деле – т-р-р-ек!  – и он совершает такой прыжок, что перелетает сотни кустов и деревьев! Не таким ли увидит крошечный человечек кузнечика в траве?


На цветы, как на самые красивые в мире аэродромы, садятся пчелы, занятые заготовкой меда. Муравьи, словно подневольные чернорабочие, выполняющие дневной план, бегают со всякой всячиной для строительства муравейника. Уйди с их дороги, они с такими тяжестями!


А вот почти прозрачная зеленая гусеница ползет и ползет через всевозможные препятствия. Кажется, что никогда не достигнет своей цели, да и не знает она, где ее цель. Нет! Все она знает и преодолеет все препятствия, иначе никогда не станет бабочкой!


Полежав на лужайке и понаблюдав за жизнью в траве, Миша начал рисовать. Только он поставил мольберт, как тут же на него села божья коровка.


- Привет, красавица! – сказал Миша. – Знаешь ли о том, что ты – божья коровка? Чего молчишь? Эх вы, безграмотный народец! 


Миша приколол к мольберту лист бумаги и написал на нем карандашом «Божья коровка».


- Ну-ка, читай по слогам то, что я написал – продолжал разговаривать с божьей коровкой Миша. – Сейчас я тебя научу чтенью. Хотя постой-ка, постой-ка!


Миша задумался. Это были секунды озарения!


- Нарисую я для всех, кто не знает буквы — и для малышей, и, конечно же, для вас, букашки, БУК-ВАШ-КУ! Пусть она борется с безграмотностью, помогает всем изучать буквы и читать. Моей сестренке, Наташе, тоже нужна учительница. 

И попросим мы Буквашечку:
— Научи читать Наташечку.

Муравейка, воробейка,
Вот вам ваша грамотейка!

Мотылек и носорог,
Быстро, быстро на урок!

Кто Буквашку разглядит —
Весь увидит алфавит!

Миша сам не ожидал, что экспромтом сочинит такой стишок. Но главное, в его воображении уже было существо, похожее на крошечную фею, немного больше Дюймовочки, крылатое и в особом наряде. 
И он стал делать наброски. 


Божья коровка, не подозревая, на что вдохновила художника, улетела.


- Если это Буквашка, - рассуждал вслух Миша, - значит, она должна  уже своим внешним видом нести грамотность в массы. А еще она должна быть симпатичной. Ведь как везёт детям, когда у них симпатичные, красивые учителя! Школьники часто спорят между собой, у кого красивей учитель. Но главное в любом просветителе, дорогая Буквашка, это ум и доброта!


Вдохновение не покидало Мишу. Уже через полчаса на листе бумаги было по-своему прелестное создание. Внимательный взгляд действительно без труда отыщет на ней весь алфавит – на крылышках, одежде, башмачках, заколке… А на плече Буквашки висела сумочка, в которой, по замыслу Миши, лежала волшебная тетрадь с бесчисленным количеством листов, а также карандаши и ручка.


- Эх, грамотейка, оживить бы тебя как-нибудь, чтобы ты в самом деле помогала учителям и воспитателям обучать малышей чтению. И не только малышей. Как было бы здорово, к примеру, если бы мой кот Тимофей читал всей семье вечерами сказки! – улыбнулся Миша и начал промывать кисти.


В этот момент на угол мольберта сел махаон, как будто стараясь разглядеть Буквашку. 


-Ух ты, какой красавец! - воскликнул Миша. – Какой модельер с тобой работал?


Махаон не обращал на мальчика внимания, он действительно как будто разглядывал Буквашку и изредка взмахивал своими большими крылышками. Миша оторвал взгляд от махаона, посмотрел на Буквашку и замер от изумления – ее глаза смотрели вверх, как будто стараясь рассмотреть махаона.


- Ого! - воскликнул мальчишка, - я же не так рисовал!

Но то, что произошло дальше, словно тряхануло его электрическим разрядом: Буквашка медленно опустила взгляд, и, посмотрев ему в глаза, улыбнулась!


- Ну что ж ты растерялся! – сказала, покачав головой, Буквашка. – Художник должен быть всегда готов к тому, что его работы могут преподнести ему какой угодно сюрприз.  


После этих слов Буквашка, пошевелившись всем телом, с трудом оторвалась от листа, взмахнула крылышками и, сделав круг, села рядом с махаоном.  «Ничего себе, краски для сказки!» - подумал Миша.


- Давай дружить! – предложила Буквашка Махаону. – Нам не будет скучно вдвоем, ты мне покажешь мир, а я научу тебя читать. 


Однако молчаливый махаон отказался от общения и полетел своей дорогой.


- Да, по-видимому, населенье этой лужайки не готово получать образование, – глубоко вздохнула Буквашка. - Ну что ж, был бы хороший учитель — ученики найдутся. А сейчас я совершу небольшую экскурсию по близлежащей местности – ведь новичкам в мире интересно абсолютно всё!


Пока Миша соображал, что ответить, Буквашка была уже высоко над лужайкой, направляя свой полет к океану.


- Не беспокойся обо мне, художник, и привыкай к разлукам, если дал мне крылья! – крикнула она Мише.


Оставшись один, Миша был в таком смятении чувств, что на глаза навернулись слезы. Он ее придумал, он ее нарисовал, а она ему – «привыкай к разлукам!» Вот тебе и краски для сказки!


Ночью Мише спалось плохо. Тревожные сны не оставляли его до утра. С вечера он оставил окно открытым, надеясь, что Буквашка вернется и найдет его дом. Проснувшись, он понял, что зря надеялся на это.

На лужайку он бежал так быстро, как позволяли мольберт и сумка. Уже птахи пробовали свои голоса, чтобы вот-вот дать чудесный концерт. Бабочки порхали над травой, которая мерцала золотыми от солнечных лучей росинками. Буквашки нигде не было видно. 


Миша, поставив мольберт и повесив на него сумку, стал ходить туда-сюда по тропинке. Настроение было нетворческое. Он уже хотел сложить мольберт и отправиться домой, как вдруг почувствовал, что его макушку как будто обдувает маленький вентилятор. Он поднял голову и увидел рядом над собой улыбающуюся Буквашку.


- Привет, недобрая красавица! – с укоризной в голосе сказал Миша. – Совесть я тебе, конечно, нарисовать не мог. Поэтому приходится обижаться прежде всего на себя, думая о том, как ты поступаешь.


- Вы только посмотрите на него! – возмутилась Буквашка. - Я весь вечер до звезд ждала его здесь, едва не став добычей летучих мышей, а он мне же предъявляет претензии! У тебя самого-то совесть нарисована?


Миша улыбнулся и подумал: «Ничего себе, характер у Буквашки!» 


- Где ты ночевала? – спросил он ее.


- Вот с этого воспитанный человек и начал бы, - ответила Буквашка. – А  услышав ответ, не стал бы отпускать шуточки насчет совести.


И Буквашка стала рассказывать о том, как ей было страшно ночью одной. Как она нашла нежилое дупло в лесу, как в него кто-то хотел влезть, но она так от страха запищала, что филин, сидевший на ветке соседнего дерева, с перепугу врезался в ветки другого дерева и так закричал, что переполошил весь лес…


- Извини меня, пожалуйста, что я тебя не дождался здесь, - сказал Миша, чувствуя себя очень виноватым. – В следующий раз я тебя буду ждать до ночи.


- Ты что, с ума сошел! – засмеялась непредсказуемая Буквашка. – Ведь я могла бы и до утра не прилететь.


Миша не нашелся, что ответить. А Буквашка, взлетев высоко над Мишей, стала изо всех сил кричать:


- Невероятно, какой красивый мир! Я просто не могу выразить, насколько он прекрасен! Вчера еще не быть, а сегодня уже любоваться миром – от этого можно и вовсе дар речи потерять!  Я еще не могу привыкнуть ни к себе, ни к миру — какое это чудное состояние!


    Буквашка подлетела к Мише и села перед ним на мольберт.


- А ты можешь красиво-красиво написать или сказать об этом мире? - спросила она.


- Я пробую, - ответил Миша, - но вообще-то красивее всех об этом мире говорят и пишут поэты. 


- Ой, Мишечка, подари мне на день рождения поэта! У меня ведь вчера был день рождения, но мне даже цветочка никто не подарил! А сегодня я уже не хочу цветочка, мне поэт нужен!


- Ну и запросы у тебя! – засмеялся Миша и добавил: поэт – не коробка конфет. К тому же, их на земле очень мало, и в качестве подарка вряд ли кто из поэтов захочет тебе преподнести себя.


- Есть, есть выход! – закричала Буквашка. – Нарисуй поэта! Он обязательно оживет, как я, увидев с листа этот мир!     


Миша от души посмеялся над предложением Буквашки, но, взглянув на свои краски, приколол чистый лист бумаги к мольберту. 


- Что ж, попробуем нарисовать для тебя поэта, - сказал Миша. – Только давай рассуждать вместе, каким он должен получиться у нас.


- Обязательно добрым, бесстрашным и летающим, как я! – воскликнула Буквашка. – И чтобы я ему понравилась!


- Летающим я его могу нарисовать, а за все остальное не ручаюсь, – сказал Миша.

– Все остальное будет зависеть от тебя самой. Поскольку ты старше его на целый день, поэтому  будешь воспитывать его сама. И при этом не исключено, что ему понравишься.


Не меньше часа Миша рисовал поэта. Что получилось – вы можете видеть сами. Буквашке поэт понравился с первого взгляда, хотя внешний вид его и вызвал несколько вопросов у нее.


- Слушай, объясняю, почему он так выглядит, - сказал Миша. - Для поэта очень важно легко передвигаться в мире, находя всюду новые и новые впечатления. Поэтому он у меня, позволь выразиться, такой конструкции – два перышка-крылышка за спиной позволят ему в любой момент парить над землей. Поэтов часто называют взрослыми детьми, поэтому одежда его проста и удобна. Большое грузное тело у поэта – признак плохих стихов и хороших гонораров. Бывают исключения, но так редко, что практически не бывают. У нашего поэта с телом все в порядке – тела, как говорится, очень мало. Порой ему достаточно росинки и запаха тайги, чтобы несколько дней быть сытым и писать вдохновенные строки! На тонкой шее я нарисовал бабочку. Может, зря, а может, и нет. К концу жизни поэта, когда все признают его талант и пригласят на какое-нибудь очень торжественное собрание, чтобы вручить премию, как предстать ему перед почтенной публикой без бабочки? В течение жизни он наверняка не заработает на хорошую бабочку, поэтому пусть она будет у него с рождения. Характерная черта лица – пылающие взором глаза и мешки под глазами от недосыпания. Все остальное – как у обычных людей.


- Но всего остального, как ты сам сказал, у него так мало, - воскликнула Буквашка, - что он почти не похож на обычного человека.


- А я и не утверждаю, что это обычный человек, это…


Миша задумался на несколько секунд и радостно выпалил:


- Это Поэт Перышкин, существо похожее только на себя и ни на кого другого.


- Ай, как хорошо его зовут! – обрадовалась Буквашка. – Но почему он до сих пор не шевельнулся и не прочитал ни одной стихотворной строчки? Может быть, ему надо сказать о том, что он поэт?


- Да, действительно, он и не думает оживать, - растерянно сказал Миша. – В чем же дело? 


- Чудак ты! – засмеялась Буквашка. – Не нарисовал ему записную книжку,  ручку и думаешь, что он захочет оживать. Без них он как летчик без штурвала, как сапожник без молотка и гвоздей!


- Возможно, - сказал Миша и быстро нарисовал для  Поэта Перышкина записную книжку и авторучку, а также на жилетке карман для них.


И, как только был сделан последний мазок кисточкой, Миша и Буквашка, вздрогнув, услышали звонкий голос:

- Привет, друзья! 
Терять нельзя
На свете ни мгновенья, 
Чтоб мир познать 
И написать
Свои стихотворенья! 


Конечно, это был голос Поэта Перышкина! Миша посмотрел на мольберт и увидел, что поэт почти освободился от листа и уже махал своими перышками-крыльями.  Необыкновенные краски снова сделали свое дело!


- Ух ты, какой мир! – воскликнул Поэт Перышкин, взлетев над лужайкой. Работы для поэта в таком мире – невпроворот! Чтобы всему удивиться и обо всем написать стихи, одной жизни не хватит.


Он подлетел к мольберту и сел рядом с Буквашкой.


- Друзья! – обратился он к ней и Мише. – Как только мне нарисовали уши, я услышал, как вас

(Продолжение следует)


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "