Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 
 
  НОВОСТИ
от Татьяны Крамаревой
 
"ЗВЕЗДЫ БЕЛЫХ НОЧЕЙ"
КОНКУРС ИМЕНИ ЧАЙКОВСКОГО: ПЕТЕРБУРЖСКИЙ АКЦЕНТ
ПОЛЯРНЫЕ КОНВОИ
ТРАГЕДИЯ
ПЕРВЫЕ СЛУШАТЕЛИ
СЫН О РЕФОРМАХ ОТЦА
 
 
"ЗВЕЗДЫ БЕЛЫХ НОЧЕЙ"
 

Санкт-Петербург, признанная культурная и театральная столица России, ежегодно принимает несколько десятков театральных и музыкальных фестивалей. Вот и сейчас здесь проходят знаменитые «Звезды белых ночей». В этом городе, как нигде, вкус к театру прививается с детства. О петербургских детских театрах и их роли в культурной жизни России рассказывает Александр ПЛАТУНОВ, заместитель председателя Комитета по культуре Санкт-Петербурга, искусствовед.

- Александр Владимирович, в чем, на ваш взгляд, особенности петербургского детского театра?

- Прежде всего, в Петербурге детский театр представлен системно и во всем жанровом разнообразии. У нас есть и ТЮЗ (традиционный для многих городов), и три кукольных театра (если говорить о государственных; вместе с негосударственными их еще больше), и детский музыкальный театр («Зазеркалье»)… Пока в статусе государственного нет разве что детского балета (хотя в городе он также есть). И конечно, органы исполнительной власти уделяют детским театрам особое внимание, в том числе при финансировании. Мы понимаем, что билеты в детский театр не должны быть дорогими, поэтому больше выделяем денег из бюджета. И этот подход ко всем театрам одинаков. При этом, согласно нашим правам, мы строим кадровую политику в плане руководства в детских театрах. И в этом смысле изменения за последние годы существенны.

Показательным было назначение на должность главного режиссера Большого театра кукол Руслана Кудашова, чьи работы уже не раз отмечены премиями различных фестивалей.

Несколько лет в качестве художественного руководителя проектов Театра юного зрителя работает Адольф Яковлевич Шапиро - величина европейского масштаба в области детского театра.

- Рассчитывает ли петербургский детский театр на подготовленную аудиторию или старается разнообразить репертуар по степени сложности?

- Мне кажется, старается разнообразить. Со спектаклями на детскую аудиторию дела обстоят более-менее благополучно. В афише есть разнообразие названий, много классических «хрестоматийных» вроде «Красной Шапочки». Больше вопросов по поводу подросткового репертуара. Но подростки всегда были самой сложной аудиторией. Они чувствуют самостоятельность, менее охотно отзываются на призыв школьных учителей сходить куда-либо. Они уже чувствуют себя почти взрослыми людьми, и «красные шапочки» им мало интересны. А репертуара, который был бы конкурентоспособен по отношению к «гаррипоттерам», очень немного... Мне кажется, один из удачных примеров – спектакль «Летучкина любовь», не так давно появившийся в ТЮЗе. По моим представлениям, это хороший подростковый спектакль, где есть тема первой любви, где возникает тема смерти – казалось бы, не детская, но… все же должны всё понимать об этой жизни. А вершина детского театра в Петербурге, спектакль-ориентир по степени глубины, художественной выразительности, где с ребенком не боятся говорить на очень серьезные темы очень непростым художественным языком, - это, конечно, постановка Андрея Могучего «Счастье» в Александринском театре. Если наши деятели театра призыв Могучего вот так общаться с детской аудиторией поймут, его энергетики и театральной мысли лет на десять хватило быдля развития наших детских театров. Если этот призыв будет услышан.

- Велики ли шансы?

- Потенциал хороший. Руслан Кудашов в Большом театре кукол делает серьезные спектакли. Там и взрослых постановок немало появилось за последний период. И детские спектакли без сюсюкания и заигрывания с публикой – по-настоящему художественные, примеры хорошего театрального языка. Идет поиск в ТЮЗе: меняются режиссеры, появляется молодежь. Мы рассчитываем, что там может родиться что-то принципиально новое. Ну и остальным театрам надо… посматривать на лидеров, что-то менять в своем языке. Хотя наши детские театры уже давно завоевали признание: почти все они - обладатели «Золотой Маски» и «Золотого Софита».

- А какие из негосударственных театров, на ваш взгляд, сегодня наиболее интересно работают?

- Очень любопытны «Кукольный формат», уличный театр «Странствующие куклы господина Пэжо». Мне понравился спектакль «У ковчега в 8» Мастерской Григория Козлова: это как раз спектакль, рассчитанный на подростковую аудиторию. И есть азарт молодых артистов, и есть абсолютно понятный подростковой публике язык.

Мне не нравятся спектакли, когда представляется некий стандарт детского утренника. «Возьмем какую-нибудь сказку, на которую и так пойдут, добавим яркие костюмы, песенок чуть-чуть…» - это мы видели и 10, и 20, и 30 лет назад. Наверное, в каком-то смысле такие спектакли имеют право на существование. Но если создается новый негосударственный театр, он должен стремиться к чему-то еще не известному. Иначе зачем создавать? Немногие на это решаются. Однако даже и претензий к «нерешительным» коллективам нет, потому чтов первую очередь поиском должны заниматься государственные театры – в этом одно из важнейших проявлений государственной политики. Не случайно в недавно принятой Концепции развития сферы культуры в Санкт-Петербурге на период 2012-2014 годов из десяти главных трендов один – культура для детей.

- Как соотносится детский театр с идеей кластерной культуры, о необходимости формирования которой говорит председатель Комитета по культуре Антон Губанков?

- Мне нравится картинка: семья приходит в кластер – в такой мини-городок, желательно в центре Петербурга; и взрослые смотрят что-то свое, дети рядом – на детском представлении, тут же выставка работает… И получаются полноценные выходные. В этом смысле детский театр в кластерную культуру – укладывается. Европейский опыт это подтверждает. Европейцы понимают, что есть разница в восприятии, в том числе в силу возраста, и в то же время семья должна быть вместе. У нас если детей привели на елку и усадили в зале, то родители ожидают их в фойе. Или сидят вместе с детьми, и происходящее на сцене неинтересно либо тем, либо тем. Так что в этом смысле семейный комплекс, в котором могут учитываться разновозрастные интересы, - это очень перспективно. Раньше «культурную нагрузку» во многом брала на себя школа - сейчас, как мы знаем, у школы проблемы даже с общей культурой.

- Неужели это коснулось и Петербурга, культурной столицы России?

- Конечно, наш город более благополучен в этом смысле. Но по своим студентам, приехавшим из других городов, я вижу, насколько эта проблема злободневна. Поэтому какую-то часть «культурной нагрузки» школа, конечно, должна дать, но наша задача - готовить соответствующую культурную среду для семьи.

- Как бы вы охарактеризовали современный этап развития детского театра в Петербурге?

- Очень сложный вопрос. Театры все очень разные. Каждый творческий организм – на своем этапе. Но если говорить в целом, мне кажется, кто-то будет вырываться вперед – типа Могучего и Кудашова, а остальные будут… подтягиваться. Еще пять лет назад было ощущение стагнации. Сегодня - время поисков, и уже появляются вершины, складываются направления. Потому что сегодня уж на что в городе хорошо ходят, так это на детские спектакли, и наша статистика это подтверждает.

По-моему, команда, которая сегодня находит какие-то новые идеи для детской аудитории, просто обречена на успех. И таких маленьких команд в Петербурге немало. Они, может, не сильно засвечиваются на уровне города, но в своем районе, микрорайоне пользуются заслуженной популярностью. В этом смысле очень неплохо работает наша государственная филармония для детей и юношества. Помимо стационарных спектаклей они дают выездные в школах. Там работают выпускники хороших мастеров театрального вуза. Юрий Томошевский, главный режиссер филармонии, Артист с большой буквы, естественно тоже вносит серьезность, основательность в творческую деятельность.

Очень многое зависит от энергетики молодых, которые почувствовали вкус к работе на детскую аудиторию. Мне иногда бывает очень жаль видеть потуги наших недавних выпускников, которые пытаются действовать по принципу «Берем Шопенгауэра, смешиваем с Ницше и ставим что-нибудь заумное-заумное»… А давайте просто поставим хороший детский спектакль! Пользы будет больше.

- Сегодня нередко берутся классические «детские» сюжеты и изменяются почти до неузнаваемости. Можно ли это считать творческим поиском?

- Бывают примеры положительные и отрицательные. Мы живем в эпоху постмодернизма, и смешение всего и вся характерно не только для детского театра. Дело в мере таланта и вкуса самого художника. Мне кажется, в искусстве вообще запретов быть не должно. Где, как не в искусстве, человек может получить настоящую свободу?

- Насколько важна роль петербургских детских театров в общероссийском масштабе? И насколько крепки их связи с другими регионами?

- На мой взгляд, Петербург на уровне федерации находится на первых позициях, если не на самой первой, в смысле развития детского театра. Пять лет назад я бы не стал этого говорить, а сейчас мне кажется, что в чем-то мы Москву опережаем: есть «прорывные» вещи. В Москве тоже много хороших театров и есть хорошие детские спектакли. Но такого явления, как петербургский Большой театр кукол в его современном виде, – нет. Очень тонкому, интеллигентному, фантазийному Театру Сказки на Московском – тоже не могу найти аналога. Есть авторский театр, и когда он вторгается в сферу детского театра, это приводит к очень интересным результатам. Мне кажется, в Москве не так много подобных примеров. Хотя, естественно, есть Алексей Бородин (художественный руководитель Российского академического молодежного театра РАМТ) и его новаторские работы. Есть театр Генриетты Яновской и Камы Гинкаса, где наряду с серьезными взрослыми спектаклями ставят очень концептуальные, хорошо продуманные детские. Но надежд пока, мне кажется, больше подают петербургские театры.

Что касается общения с регионами, то похвастаться особенно нечем. Гастрольная политика в последнее время у нас не очень мощная. Это связано в первую очередь с финансированием. Конечно, предложений о поездках очень много. И конечно, мы знаем о том, что интересного происходит в волжских городах, Омске, Новосибирске. Но… дороговато театрам приезжать оттуда, и мы, в свою очередь, сильно поддержать эти поездкине можем.

Разумеется, пытаемся отправить петербургские театры на фестивали, когда есть такая возможность. В качестве примера приведу проект, стартовавший в декабре прошлого года. Он стал следствием фестиваля «Радуга», который проходит в ТЮЗе. Вот, кстати, еще аргумент в пользу общероссийского лидерства Петербурга в сфере детского театра – два наших фестиваля: «Радуга» и «Арлекин» (на базе театра «Зазеркалье»). Понятно, что оба они организуются при заметной финансовой поддержке Комитета по культуре Санкт-Петербурга. Так вот, мы начали проект «Радуга – Балтия» - вывоз детских спектаклей в страны Балтики, где много русскоязычной публики. Конечно же, на нее прежде всего рассчитана эта программа. В мае была уже «вторая серия» проекта. В Таллине за счет Комитета по культуре гастролировали ТЮЗ и Большой театр кукол. В декабре добавим спектакли Театра марионеток имени Деммени. Конечно, в этом есть жест помощи нашим соотечественникам за рубежом. Но, с другой стороны, во время встреч в Таллине эстонские официальные лица говорили о том, что у них очень плохо со спектаклями для детей. Поэтому для них это тоже очень важный проект.

…Мы каждый день пытаемся отказаться от наследия советской власти. Но система детских театров в то время была правильная. И какие-то положительные ее элементы надо восстанавливать. Пожелание в собственный адрес – теснее работать с Комитетом по образованию. Есть идея в первую неделю учебного года в каждом классе каждой петербургской школы обязательно проводить урок театра. И наши театры способны принять всех школьников города. Особенно важно вывести младшие классы. Маленький человек пока не понимает, что театр – это хорошо. И функция традиционного ТЮЗа была в том, что маленького зрителя один раз привели в театр – пусть немного за ручку, пусть не сам пошел, – второй раз вывели, а на третий раз, может, уже и понравится. Вкус к театру надо прививать. Я, наверное, слишком «перетягиваю одеяло» на свой любимый вид искусства. Но мне кажется, что человек, который ходит в театр, по-другому разговаривает, иначе общается с окружающими. У него другое мировоззрение, потому что театр дает возможность… вообще мировоззрение иметь: там приобщаешься к моделированию мира. Надо, чтобы человек ощущал себя частью большого мира с самого юного возраста. Тогда, став взрослым, он будет продолжать искать ответы на самые важные вопросы именно в театре.
 

 
КОНКУРС ИМЕНИ ЧАЙКОВСКОГО:
ПЕТЕРБУРЖСКИЙ АКЦЕНТ
 

XIV конкурс им. П. И. Чайковского стал историей. И поскольку впервые конкурсантов принимали сразу две российские столицы: не только Москва, но и Санкт-Петербург, один из самых престижных мировых музыкальных конкурсов приобрел очевидный петербуржский акцент.

Рената Скотто, легендарная итальянская певица и член жюри, на встрече в пресс-клубе конкурса им. Чайковского в Санкт-Петербурге, говоря о публике в разных странах, подчеркнула: россияне – самые страстные, самые благодарные. Причем независимо от того, представитель какой национальности царит на сцене. Итальянцы, конечно, тоже весьма эмоциональны, признала синьора Скотто, однако они всегда смотрят на исполнителей с видом знатоков, которые абсолютно точно знают, что и как должен делать певец. Российская публика лишена чувства превосходства. Она просто наслаждается музыкой и вокалом.

Именно это можно было наблюдать на всех площадках Санкт-Петербурга, где «гостил» XIV конкурс им. П. И. Чайковского. Однако наиболее явно трепетное отношение к происходящему чувствовалось в Государственной Академической капелле. Возможно, потому что впервые капелла принимала конкурс такого высокого ранга (напомним, здесь проходили два первых тура прослушивания вокалистов). Как отметила гендиректор капеллы Ольга ХОМОВА, далеко не всегда к участию в глобальных культурных проектах, к числу которых относится и этот легендарный конкурс, привлекаются учреждения городского подчинения. И чтобы «капелла попала «в обойму», пришлось приложить ряд усилий», добавила она.

В последние годы Государственная Академическая капелла Санкт-Петербурга преобразилась внешне (в том числе благодаря взвешенной политике Комитета по культуре) и привлекает ценителей вокала интересной репертуарной политикой (благодаря действиям ее художественного руководителя народного артиста России Владислава Чернышенко.«Главное – капелла, центр певческого хорового искусства в дореволюционной России, остается таковым и сейчас, - отметила Ольга Хомова.- Так что было очень много причин для того, чтобы вокальные прослушивания состоялись в нашем зале».

Гендиректор капеллы убеждена: у каждого, связанного с музыкой, есть в душе трепет перед великим конкурсом им. Чайковского, победителями которого в разные годы становились такие легенды музыкального мира, как Елена Образцова, Ван Клиберн, Сергей Стадлер. Все они вошли в состав жюри нынешнего конкурса по соответствующим дисциплинам.

Говоря о тех, кто оценивал вокалистов, О. Хомова призналась, что ей нравится и жюри в целом, и каждый его член в отдельности: «Со всеми, за исключением, может быть, некоторых иностранцев, взаимодействуем прекрасно и по разным поводам. Елена Васильевна Образцова, например, когда-то и свой конкурс в капелле проводила, и в будущем, надеемся, будет проводить. Владимир Андреевич Атлантов – вообще выходец из капеллы, когда-то окончил хоровое училище, наш капелланин, как мы его называем. Поэтому отношения между членами жюри и капеллой не просто хорошие, а теплые, близкие».

Для гендиректора Государственной Академической капеллы как для принимающей стороны конкурс им. П. И. Чайковского – испытание не менее серьезное, чем для конкурсантов: это как прыжок через несколько ступенек сразу «в попытке по-настоящему мощно и сильно работать».

Итак, талантливые ребята – с одной стороны; скрупулезная, вдумчивая работа жюри – с другой. А с третьей стороны – публика, которая проводит в капелле на слушаниях целые дни. Настоящий праздник. И грандиозное, по мнению О. Хомовой, событие для Петербурга, состоявшееся усилиями многих заинтересованных лиц. Но прежде всего благодаря председателю конкурса Валерию Гергиеву, министру культуры РФ Александру Авдееву, руководителю департамента современного искусства и международных культурных связей Министерства культуры АлексеюШалашову.

…Петербуржцы приветствовали жюри конкурса им. П. И. Чайковского очень тепло, но без проявлений бурной страсти: очевидно, чтобы не мешать рабочему настрою судей. А участники, как один, заявляли о том, что согласятся с любым мнением жюри о себе. Как сказал МигранАгаджанян, один из самых молодых вокалистов (всего 19 лет), «даже если скажут, что петь больше нельзя, придется смириться с этим решением: ведь здесь собрались такие звезды! И вообще уровень конкурса просто потрясающий».

Еще одна вокалистка, студентка Санкт-Петербургской государственной консерватории Надежда Кучер (выступающая как представительница Беларуси), отметила: конкурс дал еще одну возможность выступить перед многоуважаемым жюри. «Они мэтры, на их примерах мы учимся, но страха перед ними нет», - сказала она. Молодая певица мечтала о конкурсе им. Чайковского с детства. А поступив в консерваторию, сразу же «озадачила» своей мечтой педагога – заслуженную артистку России Тамару Новиченко. Надежда Кучер не прошла в финал, но – «мечта сбылась, я очень счастлива», призналась конкурсантка. И добавила, что в Москве ей точно было бы сложнее выступать, ав Петербурге чувствовала себя очень раскованно. Не случайно после выступления во втором туре педагог сказала ей: «Достойно».

Окрылила, по его собственному признанию, бурная реакция публики и вокалиста Бориса Пинхасовича, для которого Петербург – родной город. «Участие в конкурсе им. П. И. Чайковского – огромная духовная задача, потому что этот конкурс очень духовный, подчеркну, овеянный крыльями таланта ВанаКлиберна и последующих победителей», - сказал певец.

«Фантастическую» организацию XIV Международного конкурса им. П. И. Чайковского в целом и работу оргкомитета с вокалистами в частности отметила приехавшая из Канады Янник-МюриэльНоа: «Начиная с сентября-октября, нам регулярно сообщали обо всех новостях в подготовке к конкурсу, выдавали максимально полную информацию. Это просто фантастика! Так бывает очень редко».Янник призналась: конечно, было разочарование от того, что не прошла во второй тур, но «так нравится этот конкурс, что – видите – осталась, чтобы слушать остальных участников до конца соревнований. Время от времени то одному, то другому удается не только хорошо петь, но и затронуть сердца слушателей. Этот конкурс – великолепный опыт».

…Удивительное единодушие продемонстрировали все, кто участвовал, оценивал, наслаждался выступлениями конкурсантов в Петербурге. Не удалось услышать (даже случайно) ни одного критического мнения по поводу «новоселья» двух дисциплин конкурса в городе на Неве. Даже от конкурсантов из числа коренных петербуржцев, признававшихся, что в «домашних» условиях выступать было гораздо сложнее.

Единственный финалист из России среди скрипачей Сергей Догадин не общался с прессой даже после завершения третьего тура вплоть до объявления результатов. Очень уж непросто было выступать, особенно в первом туре, отметил впоследствии он. С одной стороны, была хорошая поддержка, а с другой – более критическое отношение, потому что, конечно, от этого музыканта многого ждали. «Для меня важным достижением стало уже то, что я попал в финал. Тем более завоевал II премию. Это уже почти победа - с учетом того, что на нынешнем конкурсе I премия не присуждена», - сказал Сергей Догадин. По его мнению, проведение конкурса и в культурной столице России – несомненный плюс. «Тем более что в Москве остались пианисты и виолончелисты. А Большой залМосковской государственной консерватории им. П. И. Чайковского мог и не открыться к началу конкурса после ремонта. Может быть, непривычно, что нынешний конкурс проходил и в Санкт-Петербурге тоже, но в сложившихся обстоятельствах, на мой взгляд, это было абсолютно правильное решение. Да и залы отличные у нас есть», - отметил лауреат. Он подчеркнул также, что на этом конкурсе «просто фантастическое жюри: музыканты с мировыми именами, тем более выступающие», а потому их мнение «не должно вызывать опасений».

Жюри XIVX Международного конкурса им. П. И. Чайковского было гораздо более сдержанно в оценках, нежели участники. По словам РайныКабаивански, работающей в жюри многих престижных вокальных конкурсов, в Санкт-Петербурге был продемонстрирован хороший уровень исполнительского мастерства, но без чего-то «особенного»: «Нет больших голосов. Но исполнители еще молодые, есть куда расти», - сказала она.

Сергей Стадлер, разделивший с Викторией Мулловой первую премию конкурса им. П. И. Чайковского в 1982 году, подчеркнул, что в этот раз «больших скрипичных открытий нет». «Мы их всегда ждем от конкурса Чайковского, - сказал знаменитый скрипач, - мы привыкли к таким высотам, как Третьяков, Кремер. Но в этом году такого нет». Он также отметил «хороший уровень» исполнительского мастерства молодых музыкантов и новый имидж конкурса, связанный с его проведением в Петербурге. «Чайковский не любил ни Петербург, ни Москву. Но он очень связан с Петербургом. Здесь он окончил училище правоведения, консерваторию. Здесь он умер. И похоронен тоже здесь. Поэтому связи Чайковского с Петербургом не менее тесные, чем с Москвой», - сказал С. Стадлер. Он выразил восхищение коллегами, отметив, что «о таком жюри можно только мечтать». В то же времясистема оценок конкурсантов, подчеркнул Стадлер, «не вполне отражает ту картину, которая могла бы и должна была бы быть». «Жюри должно иметь возможность обсуждать. А сейчас иногда получаются результаты, которые нас самих удивляют». И если уж баллы, то он должны быть открытыми. Люди должны знать, что кто кому поставил», - резюмировал музыкант.

О недостаточной «международности» вокального отделения нынешнего конкурса упомянула член жюри Рената Скотто. «Не былопевцов из Америки, Италии, Германии. Я очень люблю русских певцов – пожалуйста, не поймите меня неправильно. Но интернациональной составляющей… не хватало. А конкурс имени Чайковского просто обязан иметь местов Санкт-Петербурге», - подчеркнула певица.

Самым кратким был комментарий Ольги Бородиной, народной артистки России, солистки Мариинского театра: «Хорошо, что конкурс имени Чайковского прошел и в Петербурге. Наконец-то не только москвичи, но и наши петербуржцы что-то услышали».

 

 
ПОЛЯРНЫЕ КОНВОИ
 

В юбилейных торжествах в честь моряков легендарных полярных конвоев, первый из которых - «Дервиш» - прибыл в Архангельск ровно 70 лет назад – 31 августа 1941-го, в Санкт-Петербурге встретились российские, американские, канадские и британские ветераны.

 
 
 

Для почти сотни участников легендарных событий, в том числе 20 представителей иностранных государств, была организована беспрецедентная по масштабам и насыщенности программа пребывания. Со 2 по 4 сентября в северной столице моряки-ветераны увидели приуроченные к юбилейной дате выставки, концертную программу, в том числе номер канадского балетмейстера Билла Колмэна, чей отец был участником конвоя PQ -17.

 
 
 

Делегация ветеранов возложила памятный венок на воду с борта корабля-тральщика в ходе мемориальной морской прогулки. Почётные участники мероприятий присутствовали при закладке памятника морякам полярных конвоев, который будет установлен в сквере перед Морским колледжем Государственной морской академии им. адмирала С. О. Макарова, и это, по словам Игоря Козыря, капитана 1 ранга запаса и члена региональной общественной организации «Полярный конвой», стало кульминационным событием всех трёх дней. Закладка памятника приобретает ещё большую значимость, если вспомнить о том, что в Лондоне благодаря инициативе британских ветеранов полярных конвоев уже давно существует мемориал в память о советских гражданах, погибших во Второй мировой войне. Таким образом, памятник в Петербурге словно примет почётную эстафету…

В Центральном военно-морском музее ветераны стали участниками круглого стола «Ленд-лиз и блокада», где выступили такие авторитетные исследователи, как доктор военных наук Михаил Комаров, историк Юрий Колосов. Трёхдневная программа включала и презентацию сразу двух книг об истории полярных конвоев, написанных участниками событий: «Почему я, Господи?» Уильяма Картера и «Холодная ярость» Джона Хэйнса.

Традиционная встреча, ежегодно проходящая под эгидой региональной общественной организации «Полярный конвой» в последние 15 лет, на сей раз поразила своим масштабом даже моряков, уже принимавших участие в подобных мероприятиях. По свидетельству одного из иностранных гостей, Билла Райана, ничего подобного прежде в Петербурге не организовывалось. Причём мероприятия были интересны не только участникам исторических событий. Так, на круглом столе по вопросам ленд-лиза была сделана попытка нового взгляда на вклад этой помощи союзников в победу советского народа в Великой Отечественной войне, и в частности, в оборону Ленинграда, взятого в кольцо блокады.

С непривычной стороны предложил взглянуть на поставки по ленд-лизу историк Юрий Колосов. К примеру, он напомнил собравшимся о том, на что пришлось пойти Соединённым Штатам, чтобы выполнить хотя бы часть запросов советского правительства. Привёл учёный и малоизвестные широкой публике факты о том, к примеру, что над поставками продовольствия американские и советские специалисты работали совместно: технологии выпуска концентратов борщей, картофельных и морковных супов в США отсутствовала. Кроме того, ленинградскими учёными была разработана методика дегидратации, которая позволила сократить объём готовой продовольственной продукции в семь раз, что, конечно, облегчало их транспортировку.

«У нас разные точки зрения, но во время войны мы были союзниками. Наши союзники, пойдя на компромисс, сумели выработать такой образ действий, который продержал мир в равновесии более 50 лет.Большущее спасибо нашим добрым друзьям, соратникам, отважным морякам, рабочим за их участие в нашей войне», - резюмировал Юрий Колосов.

На значимости поставок американских и британских самолётов для обороны Ленинграда акцентировал внимание собравшихся доктор военных наук Михаил Комаров. В 1942-м, самом трудном для ленинградцев году, доля ленд-лизовских самолётов, занятых в обороне блокадного города, превысила 30%. «В некоторых болотах к югу от Ладожского озера до сих пор лежат ленд-лизовские самолёты», - отметил учёный. Он отметил также, что поставки американского бензина в течение всей войны обеспечили 40% потребностей военно-морского флота СССР.

Удивительно трогательной получилась презентация книг о военных конвоях, выпущенных питерским издательством «Гангут». По словам Игоря Козыря, переводчика обеих книг, он испытывал воодушевление в работе, потому что «узнавал рассказы старших друзей».«Работа над книгами, написанными такими замечательными людьми,- настоящая школа жизни. Эти книги учат мужеству, и потому я уверен, что они будут востребованы в любой стране», - сказал он.

Джон Хэйнс, автор воспоминаний «Холодная ярость», участник конвоя PQ -13, прибывший на юбилейные встречи в Санкт-Петербург, на презентации был краток, но его лаконичный рассказ словно вновь перенёс аудиторию в холодную весну 1942-го. «Мы попали в ужасную бурю вблизи Исландии 23 марта, - вспоминалХэйнс, - но всё же смогли дойти до Мурманска, где были весь апрель. Когда мы уходили, нас сопровождал британский крейсер «Эдинбург», который был потоплен прямо на наших глазах. На его борту находилось пять тонн золота – плата советского правительства за доставленные грузы. Это золото подняли с морского дна только в 1980-е годы». Сменивший вскоре форму моряка на обмундирование военного лётчика, Джон Хэйнс до сих пор (!) выполняет полёты.

На приёме, устроенном в Генеральном консульстве США в Санкт-Петербурге, отважного моряка и лётчика ожидал сюрприз, не предусмотренный организаторами мероприятий. После его выступления слово взял Анатолий Лифшиц, представитель российской делегации ветеранов полярных конвоев, профессор Санкт-Петербургского политехнического университета. В 1942-м он был младшим штурманом на эскадренном миноносце «Гремящий», который встречал легендарный конвой PQ -13 в районе Нордкапа и эскортировал его в Мурманск, потопив на входе вражескую подлодку. А спустя месяц «Гремящий» в числе других судов охраны выводил конвой QP -11, в составе которого был и Джон Хэйнс. Два уже очень немолодых, но по-военному подтянутых человека пожали друг другу руки и обнялись спустя 70 лет после того, как им пришлось воевать фактически плечом к плечу.

Информация об ещё одном событии, связанном с нынешними памятными мероприятиями, пришла в Петербург уже после отъезда ветеранов на Белое море. Канадец Билл Колмэн, сын участника конвоя PQ -17, представил в концертной программе для ветеранов свой балетный номер на музыку Мессиана «Квартет на конец света» (написанную, кстати, в лагере для военнопленных!) в память об отце и его сослуживцах. Только постфактум организаторы мероприятий в Петербурге узнали, что прах недавно скончавшегося отца Билл Колмэн опустил в воды Белого моря.

 
Фото с сайта flickr.com
 

 
ТРАГЕДИЯ
 

Первое судебное заседание по делу о гибели шестилетнего Вани Завьялова, состоявшееся 8 сентября в Кировском районном суде Санкт-Петербурга, даёт основания предполагать: процесс будет долгим.

Обвиняемая, работник ООО «Жилкомсервис № 2» начальник ЖЭС № 3 Маргарита Аникина, категорически заявила после оглашения обвинительного заключения: виновной себя не считает. «У меня было за всю зиму два выходных: 1 января и 8 марта. Я работаю много лет и знаю, что это такое – вовремя не убрать снег. Знаю, насколько это опасно», - подчеркнула Аникина. Между тем именно ненадлежащее исполнение ею своих профессиональных обязанностей, согласно версии обвинения, привело к трагедии. Как следует из обвинительного заключения, Маргарита Аникина фактически возложила на себя исполнение обязанностей своей подчинённой – начальника домоуправления № 69 – на период её отпуска, нарушив требования Должностной инструкции начальника ЖЭС ООО «Жилкомсервис № 2». Самое же страшное в том, что, возложив обязанности на себя, Аникина, как настаивает обвинение, их не исполняла. Защита обвиняемой в свою очередь настаивает на недобросовестном ведении следствия, на том, что инкриминируемое Аникиной бездействие не является преступным, поскольку выполнение ряда действий не входило в её обязанности. Кроме того, адвокаты подчеркнули: «Непризнание вины не означает, что Маргарита Аникина хочет снять с себя ответственность».

Напомним, трагедия произошла 13 января нынешнего года у дома № 28 на проспекте Стачек. В результате падения с крыши ледяной глыбы шестилетнему ребёнку, шедшему вместе с бабушкой, были нанесены тяжелейшие травмы (достаточно сказать об открытом оскольчатом переломе свода основания черепа). Через полчаса мальчик скончался в помещении детской поликлиники № 23, куда он был экстренно доставлен с места происшествия.

На первое судебное заседание были вызваны восемь жильцов злосчастного дома № 28 поСтачек, которых следствие признало потерпевшими (всего таковых 46). Факт признания потерпевшими людей, которые не пострадали физически одновременно с Ваней Завьяловым, дал адвокатам Аникиной, а особенно одному из них – Евгению Малярову, основания для жёсткого психологического давления на жильцов в ходе процесса. Суть «вопросов с пристрастие» сводилась к следующему: причинила ли вред этим людям трагедия или информация о трагедии? Атакованные большей частью терялись и чувствовали себя крайне дискомфортно. Правда, наиболее отважные из них, как, например, потерпевшая Вера Богданос, уточнили: уж не считают ли адвокаты, что именно они, жильцы, виновны в смерти мальчика?

Между тем, даже если оставить до поры в стороне вопрос о мере личной вины Маргариты Аникиной, из показаний потерпевших складывается достаточно неприглядная картина отношения ООО «Жилкомсервис № 2» к жильцам дома № 28 на Стачек. Качество работы коммунальников все выступавшие в суде жильцы признали крайне низким. «Оценка качества коммунальных услуг – только отрицательная. В две последние зимы, очень снежные, во дворе нашего дома – наледи, глыбы льда, снег и узенькие тропиночкик подъездам – максимум на полтора человека», - заявил Александр Полударов. «Оценка – тройка с двумя минусами.Уже с десяток лет бьюсь с коммунальниками из-за сырости в подъезде. Аникина, конечно, какие-то меры принимала, но недостаточные. Арка, через которую с проспекта входят во двор нашего дома, - очень опасна. Там вообще ничего не чистилось. На моё обращение к Аникиной она заявила, что это уже не их территория и потому расчищать там они не должны. Лично на меня тоже падала большая сосулька – хорошо, что на плечо, и хорошо, что я была в толстой шубе. Но всё равно гематома была большая, и плечо долго болело», - рассказала Елена Прокофьева. А её «коллега по несчастью» Светлана Секретова оценила качество услуг Жилкомсервиса вообще «ниже двойки». «Нас не убило глыбой – уж извините, - отреагировала потерпевшая на агрессивную тактику адвокатов, - но эту трагедию я пережила, как свою личную». Дело в том, что о гибели мальчика Светлана узнала по радио, находясь в машине, и до тех пор, пока не выяснила, что с её собственным ребёнком всё в порядке, успела испытать все муки ада. Даже на судебном заседании она едва удерживалась от слёз…

Из показаний Секретовой следует: вернувшись с зимних каникул 8 января всей семьёй, они увидели, «что во двор не пройти, т. к. там не скопились снежные глыбы». 9 января Светлана Секретова стала свидетельницей падения глыбы на один из соседских автомобилей; при этом у машины начисто «срезало» зеркало заднего вида. А на следующий день после трагедии во двор дома наСтачек, 28, «заехали трактора и начали убирать снег». Причём, утверждает ещё один потерпевший – Алексей Заостровцев, снег был убран «чуть ли не до асфальта» и в этом, и в соседних дворах перед визитом на проспект Стачек вице-губернатора Анатолия Сергеева, «а потом опять всё пошло по-старому».

Показания Иветты Маскиной, также проживающей в злосчастном доме № 28, заслуживают особого внимания. 13 января у этой пожилой женщины с больным сердцем случился сердечный приступ, который она напрямую связывает с трагедией. Более того – в начале января нынешнего года у неё «прямо перед носом» упала труба с глыбами намёрзшего льда. Однако лично к Маргарите Аникиной претензий потерпевшая не имеет, «а вот к Жилкомсервису – много претензий».

Как личную пережил трагедию семьи Завьяловых и Александр Куликов, коллега деда Вани Завьялова, чей внук ходил в одну группу детского сада с погибшим мальчиком. На суде Куликов показал, что за два дня до гибели ребёнка, ранним утром 11 января, на его глазах «самопроизвольно сошла снежная лавина с крыши».

Стоит добавить, что, начиная с осени, на кровле этого дома «вялотекуще», как отмечали в один голос вызванные в суд жильцы, велись ремонтные работы. Ограждение с покатой крыши было снято, а вновь его смонтировали, по словам Александра Куликова, только после окончания работ по всему периметру дома. Вопрос о конкретных виновных и мере их вины может остаться открытым надолго: как отметил государственный обвинитель – старший помощник прокурора Кировского района Петербурга Алексей Жуков, судебная практика по рассмотрению подобных дел ещё только формируется. Однако после первого заседания по делу о гибели Вани Завьялова очевидно одно: эта трагедия рано или поздно должна была случиться. Она – по совокупности обстоятельств – была неизбежна.

 

 
ПЕРВЫЕ СЛУШАТЕЛИ
 

Санкт-Петербургский Университет государственной противопожарной службы МЧС России, старейший вуз этой специализации в стране, принял в первый день сентября первую группу слушателей по специальности «Оператор службы 112».

Особое внимание к этому, казалось бы, рядовому событию из жизни любого высшего учебного заведения привлекают сразу несколько обстоятельств. Во-первых, слушатели этой группы – из числа людей с ограниченными физическими возможностями. Во-вторых, набор состоялся в рамках реализации решения главы МЧС о предоставлении рабочих мест именно этой категории россиян. (Кстати, для обеспечения потребностей подразделений единой службы спасения 112 в целом по стране потребуется 27 тысяч операторов.) В-третьих, решение было обнародовано в августе и, таким образом, воплощено в жизнь крайне оперативно. Наконец, в-четвёртых, программа подготовки операторов службы 112 включает всего 72 академических часа в течение двух-трех недель, а по завершении обучения, как подчеркнул Владимир Кудрявцев, первый зам начальника регионального Северо-Западного учебного центра МЧС, все слушатели-инвалиды, успешно сдавшие квалификационные экзамены, будут трудоустроены. «Сегодня такие же посвящения прошли во всех учебных заведениях МЧС от Москвы до Екатеринбурга, - сказал Кудрявцев, выступая перед новой группой. – Наша задача – и подготовить, и трудоустроить вас. Это, поверьте, не формальная акция. Служба спасения 112 работает во всём мире. И, как правило, в качестве операторов задействованы люди с ограниченными физическими возможностями». Владимир Кудрявцев подчеркнул: хороший специалист, неважно, здоровый это человек или инвалид, будет востребован. «Это новая ситуация и для нас, и для вас», - прокомментировал появление группы будущих операторов первый зам начальника регионального учебного центра. Однако он подчеркнул: процесс подготовки специалистов этого профиля министр контролирует лично и будет сделано всё во избежание превращения этого начинания в PR -акцию.

Первая группа операторов службы 112 в Санкт-Петербурге в составе 22 человек – местная, но через два месяца на смену приедут курсанты из Республики Коми.Желающих обучаться в Санкт-Петербургском Университете ГПС много уже сейчас. Приветствовавший будущих операторов Юрий Парышев, заместитель начальника университета - начальник института дополнительного профессионального образования, отметил, что данные всех проявивших интерес к новой специальности будут зафиксированы и те, кто не попал в первую группу, смогут пройти обучение позже. Сами свежеиспечённые слушатели говорят, что их привлекают государственные гарантии. К тому же, рынок труда для инвалидов в России традиционно ограничен. Да и сам питерский вуз весьма престижен.

Университет, отмечающий в нынешнем учебном году 105-летие существования, переживал времена и непростые, и откровенно тяжёлые. Однако сегодня его отличают великолепная материально-техническая база (по оценке министра Сергея Шойгу) и возможность получить бесплатное качественное образование с хорошей профессиональной практикой. Начиная со второго года обучения, курсанты регулярно дежурят в учебной пожарной части, принимая участие в тушении масштабных возгораний. Ежегодно учебные группы с первого по четвёртый курсы получают дополнительную квалификацию «Спасатель» в учебных центрах МЧС в Красной Поляне (Сочи), на Байкале и в Вологодской области. (Согласно министерским планам, в ближайшие пять лет персонал российских пожарных частей должен будет получить эту квалификацию в полном составе.) В прошлом году здесь набрали первую группу со специализацией «Управление операциями особого риска». А с нынешнего учебного годав Санкт-Петербургском Университете ГПС возродилась традиция приёма курсантов из других стран, существовавшая в советское время: пятеро сотрудников МЧС Кыргызстана, по словам принимающей стороны, влились в многонациональной университетское братство без малейших сложностей.

Университет ГПС в Санкт-Петербурге – вуз гражданский, однако дисциплина здесь армейская, а выпускники получают звание лейтенанта внутренней службы. Тем удивительнее смотрятся на университетском плацу девушки. И это не единичные представительницы прекрасного пола: они составляют 50% курсантов факультета экономики и права.

Торжественная церемония в День знаний продемонстрировала сразу две университетские традиции. Одна из них – подчёркнутое внимание к ветеранам Великой Отечественной войны: не случайно сразу по завершении построения на плацу состоялись «уроки мужества» с участием представителей старшего поколения. Вторая традиция – из разряда уникальных. Во-первых, выпускник предыдущего учебного года, окончивший университет с золотой медалью, вручает символический ключ от знаний первокурсникам. А во-вторых, на весь плац вместо школьного первого звонка звучит тревожная пожарная сирена.

Группа операторов службы 112 в полном составе присутствовала на церемонии наравне с остальными курсантами. Было лишь одно отличие: слушатели-инвалиды сидели. Руководство университета подчеркнуло, что и учебные места для них оборудуются с учётом особенностей их физических возможностей. И не в силу личного контроля со стороны министра: такой скрупулёзный подход характерен для старейшего отечественного вуза ГПС.

 

 
СЫН О РЕФОРМАХ ОТЦА
 

В июне в Российской национальной библиотеке (Санкт-Петербург) выступил с лекцией и ответил на вопросы аудитории Сергей Никитич Хрущев — историк, публицист, профессор Института международных исследований Томаса Уотсона Университета Брауна (США), сын легендарного руководителя СССР Никиты Сергеевича Хрущева. Тема его лекции была «Никита Хрущев: незаконченные реформы».

«Встреча не планировалась заранее, — рассказывает Ирина Линден, заместитель генерального директора РНБ по международной деятельности. Узнав, что Сергей Никитич с супругой будут проездом в нашем городе, мы пригласили его с публичным выступлением в нашей библиотеке. Я знакома с Сергеем Никитичем уже более 10 лет. Этим знакомством я обязана случаю. В 2000 году меня пригласили как носителя русского языка попробовать восстановить звуковые мемуары Никиты Хрущева, которые хранились на старых магнитофонных лентах в Колумбийском университете (США). Благодаря цифровым технологиям магнитофонная запись была переведена в цифровые файлы, с которыми я и работала, выстраивая перемешанные отрывки в единый рассказ, как он был надиктован опальным Первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым на даче в Петрово-Дальнем.Я знала, что Сергей Никитич —великолепный лектор, приглашаемый во многие страны мира. Поэтому не хотелось упускать возможность организовать его лекцию в Российской национальной библиотеке. Коллеги поддержали эту идею, и мы направили Сергею Никитичу официальное приглашение. Получив от него положительный ответ, мы примерно за месяц до условленной даты начали подготовку к встрече».

Сроки для организации встречи были минимальными.Большую помощь оказал Санкт-Петербургский институт истории Российской академии наук. Его директор — профессор Виктор Николаевич Плешков согласился вести дискуссию. Институт истории также помог в оповещении специалистов о предстоящей встрече в РНБ.Многиеисторики и политологи заинтересовались возможностью пообщаться с Сергеем Хрущевым— он является не просто со специалистом по «хрущёвскому» периоду, но и очевидцем, был свидетелем многих событий и встреч, связанных с его отцом.

Были приглашены представители зарубежных дипломатических миссий.

Ирина Линден: «Нам казалось, что встреча с сыном Хрущева и его рассказ о реформах отца заинтересуют дипломатов, особенно представителей стран,с которыми была связана деятельность Никиты Сергеевича. Так и вышло. Генеральные консулы оказались исключительно заинтересованной группой слушателей в зале».

Лекция Сергея Никитича была основана на его последней книге «Реформатор».

С. Н. Post factum: «Я с большим удовольствием принял приглашение Российской национальной библиотеки. Побывать в этомхранилище памяти России и встретиться с читателями и сотрудниками было огромным удовольствием. В зале Библиотеки яполучил возможность рассказать моим соотечественникам о моем отце и его времени. Именно на них, в сущности, я ориентируюсь, когда работаю над своими книгами.Ведь американцев или, скажем, китайцев драматические события, которые происходили в нашей стране, интересуют в гораздо меньшей степени, или не интересуют вообще.Да и причины событий им видятся иначе. Поэтому я редко выступаю на темы «реформ и успехов Советского Союза при Никите Хрущеве». На встрече в РНБ очевидные достижения также упоминались выборочно, но совсем по другой причине. Всё, что я изучил и систематизировал о хрущевских реформах, есть в моей книге. Я рад, что смог её представить столь подготовленной аудитории. Даи полноценно представить за сорок минут лекции личность Никиты Сергеевича просто невозможно».

После лекции невозможно было не обратить внимания на приподнятое настроениеслушателей и улыбки на их лицах. Похоже, Сергей Никитич действительно способен заинтересовать любую аудиторию и замечания о его харизматичности имеют под собой основания.

Андрей Керзум, сотрудник РНБ: «Встреча носила академический, а не митинговый характер. Было приятным заявление Сергея Никитича о том, что он готов ответить на любой вопрос. Что и было им выполнено. Публика была лояльна и доброжелательна. Если задавались острые вопросы, например, о карательной психиатрии в СССР в годы правления Н. С. Хрущева, то в очень корректной форме. Так же корректны были и ответы. Для историков встреча имела ценность, скорее, как общение с умным и старающимся быть объективным очевидцем. После обсуждения захотелось ознакомиться с книгой, судя по всему, это подведение итогов предыдущих исследований её автора».

Анатолий Разумов, руководитель Центра «Возвращённые имена» при РНБ: «Хрущёвская эпоха — первые 10 лет моей жизни. Всегда помню это время и интересуюсь литературой о нём. Предыдущая и последующая советские эпохи были совсем иными. Взгляд на Никиту Сергеевича Хрущёва как на крупного реформатора интересен и вполне правомерен. Прекрасное напоминание о простых, казалось бы, делах: пытался освоить целину, разводил кукурузу, думал об удоях молока и производстве мяса — потому что хотел накормить людей; строил пятиэтажки — пытался дать людям жильё, из бараков переселить. Но главное, думаю, - он решился назвать злодеяния злодеяниями. Из лагерей вернулась та часть России, которая сидела и выжила ко времени освобождения. У Анны Ахматовой есть в дневнике гордая запись: «Да, я хрущёвка!». Юбилеи Октября в СССР обычно совпадали с новыми репрессиями. И доживи Иосиф Сталин до очередного юбилея… Слава Богу, мы знаем совсем другое: XX съезд КПСС и доклад Хрущёва, олимпиада в Мельбурне, Международный фестиваль молодёжи и студенчества в Москве, первый спутник… К злодеяниям предыдущей эпохи (мы не можем по сей день назвать число погибших и пропавших без вести в лагерях и войнах; та же карательная психиатрияприменялась уже в довоенное время) дорога была перекрыта. Страна вновь открывалась миру. Важнейший период истории России и советской истории. Много вопросов, но я не стал их задавать Сергею Никитичу, только публично поблагодарил его за книгу, за размышления, которые нам так важны, и пожелал доброго здоровья.Шутя, он рассказывал, что и в Америке любит походить босиком. Вот и отлично, я обрадовался соратнику.

С. Н. Post factum: «Вопросы повторяются, потому что люди, стремящиеся понять эпоху, спрашивают меня о том, что я стремлюсь выяснить для себя сам. Например, был ли культ Хрущёва. Этот вопрос прозвучал и в зале Российской национальной библиотеки. Думаю, что надо отличать культ, замешанный на крови, на преступлении, от восхваления правителя как традиции, части политической системы. Последнее всегда было характерно для России, СССР. Похожие традиции существовали в Древнем Риме. Прагматичные римляне даже создавали статуи императоров со съемной головой... Я был готов рассказать о многом. Не было вопроса, например, о событиях в Венгрии. Сейчас принято считать ошибкой ввод советских танков в Будапешт. Но давайте посмотрим на историю взаимоотношений двух стран.Венгрия всегда выступала против России (подчеркиваю: не Советского Союза, а именно России).В годы Второй мировой войны Венгрия была союзником Германии. Из всех медалей Великой Отечественной войны лишь четыре, имеющие отношение к странам Восточной Европы, были за штурм, в том числе одна — «За взятие Будапешта». Когда в 1956 году начались волнения в Будапеште, представители Соединенных Штатов намекнули Никите Сергеевичу, что его жёсткая реакция будет понята адекватно: Венгрия входила в содружество Варшавского договора. Но Хрущёв медлил с военным вмешательством.В это же время вдруг начались настойчивые разговоры американцев о ситуации в Венгрии в ООН, Вашингтоне, Париже. Хрущёву вновь дали понять, что ввод советских войск —это ожидаемая реакция СССР. И Хрущёв, наконец, вводит войска, отдавая себе отчёт в том, что в противном случае события могут окончательно выйти из-под контроля. …Это была хорошо продуманная комбинация братьев Даллесов: Аллена Уэлша, директора ЦРУ, и Джона Фостера, госсекретаря США. Если Хрущев не введет войска — значит, Венгрия выйдет из сферы влияния Советского Союза. Если войска будут введены — значит, на этом можно будет сыграть, получив моральное преимущество. Что и получилось».

В Институтемеждународных исследований Томаса Уотсона Сергей Хрущёв читает специальный курс, посвящённый постсоветской России. Обобщённое название выбрано сознательно: чтобы не менять каждый раз дисциплину и её общую канву в зависимости от смены первого лица страны. И хотя каждый год профессору Хрущёву задают примерно одни и те же вопросы, сами студенты разные, воспринимают информацию по-своему, и, разумеется, интересуют их актуальные события.

Вполне возможно, что в июне 2012-го Сергей Хрущёв вновь посетит Петербург. Сразу по завершении нынешнего тура по странам Балтийского региона он получил приглашение от руководства Университета Брауна прочитать еще один цикл лекций во время образовательного круиза 2012 года.«Как сказала мне куратор этого направления, по всем параметрам студенты «выставили» мне наивысшие оценки. Конечно, это очень приятно, и я думаю, что соглашусь повторить курс в будущем», —заключил наш разговор Post factum Сергей Хрущёв.


 
Из материалов, опубликованных автором в ИТАР-ТАСС
 

 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "