Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 
Странники  
   
Наталья НАРСЕЕВА
 

Брюссель — Ростов-на-Дону

 
1. БРЮССЕЛЬСКИЙ ДНЕВНИК:
"КРАСНЫЕ" ПРОТИВ САММИТА
 

За пять дней до начала саммита Евросоюза, проходившего в Брюсселе 24-25 марта, туда по приглашению представительства ЕС в России прибыла небольшая делегация журналистов из разных регионов страны: Иркутска, Башкирии, Мурманска, Перми, Москвы, Санкт-Петербурга, Грозного, Ростова-на-Дону, Краснодара, Самары.

 
 

Мы предлагаем читателю «Брюссельский дневник» — Натальи Нарсеевой, ее размышления после общения с чиновниками Европарламента, журналистами, работающими при ЕС, знакомством с тем, как проходят обсуждения острейших политических и экономических проблем, а также — обычный обывательский взгляд на жизнь европейцев.

 

Путь к кордону

В большинстве дневников очень точно соблюдена хронология событий: как в командировочном удостоверении — день приезда — день отъезда. Кто-то начинает повествование с конца. У меня первым делом просятся наружу — то есть на бумагу, впечатления 24 марта. Это был день открытия саммита. Многие газеты написали, что демонстранты чуть не сорвали мероприятие европейского уровня. Вот и верь после этого коллегам!

24 марта после последнего брифинга, предусмотренного программой пребывания в Брюсселе, наша компания — четверо журналистов — Эмилия Завричко из «Молодежной газеты» Башкортостана, Муса Садулаев — фотокорреспондент Ассошейтед Пресс из Грозного, Екатерина Гвоздева из Перми и я направились на вокзал, чтобы отбыть в небольшой городок Брюгге, о котором ходит слава, что он - даже лучше Венеции! Но по пути, разумеется, мы вознамерились одним глазком взглянуть на акцию протеста, о которой нам говорили все еэсовские представители, с которыми мы встречались накануне. Причем  говорили не с возмущением, как это сделали бы наши родные чиновники, а как говорят о дожде, снеге, других явлениях природы,  противостоять которым не имеет смысла, надо либо одеться теплее, либо раскрыть над головой зонтик. 

Информация о том, что Всеобщая федерация работников Бельгии (FGTB) намерена сорвать предстоящий саммит Евросоюза в Брюсселе в знак протеста против предложений Франции и Германии по стабилизации финансовой ситуации в зоне евро и в целом в ЕС, просочилась в прессу накануне. Поддержал акцию бельгийских коллег крупнейший профсоюз Франции «Всеобщая конфедерация труда». Германия и Франция, две сильнейшие в экономическом плане страны еврозоны, ранее предложили заключить так называемый «Пакт о конкурентоспособности», который предусматривал бы более тесную координацию в налоговой политике, в области заработной платы и пенсий. Среди предложений — отказ от автоматической индексации зарплат и повышение пенсионного возраста.

В общем, к Брюсселю со всей Европы — из Германии, Люксембурга, Франции — отправились тысячи протестующих против плана Меркель—Саркози. С ночи над городом зависали вертолеты, были перекрыты главные магистрали, а мигалки и вой сирен донимали не меньше, чем в родной сторонке. Но бельгийцы относились ко всем атрибутам, сопровождавшим очередной саммит, весьма терпеливо.

Упустить шанс побывать в «горячей точке» чуть ли не в центре Европы мы не могли, и, несмотря на всю притягательность загадочного для нас Брюгге, ноги несли на улицу Луа. Экзотика началась задолго до того, как мы вступили на ее мостовую. Выйдя из здания Европарламента, мы не узнали город: спокойный, немного педантичный, чтобы не сказать — занудный, временами скучноватый Брюссель вдруг обрел совсем иное лицо. Вместо серых блеклых костюмчиков и курток, в которые в большинстве своем облечены чиновники и даже те, кто разъезжает по Брюсселю на шикарных авто, улицы заполонили гомонящие мужики в красных куртках. Вот они улыбаются и смеются по-нашему — открыто, в голос, а за разрешение сфотографировать требуют поцелуя в щечку. Чтобы надолго не задержаться, фотографированием мы здесь старались не увлекаться, а вместе с толпой пробирались туда, где должны были состояться самые ответственные события.
 
 

Улицы центра были перекрыты полицейскими кордонами, но нас пропускали без проблем. Пару раз пришлось просто сфотографироваться «на память» о славном дне. Что самое удивительное, полицейские нам везде улыбались, несмотря на серьезность момента. В Европе к журналистам, хоть ты из Раши, хоть откуда, относятся действительно с уважением. Одно слово «джоналист» и вид серьезной фотокамеры открывали все пути. Уже вернувшись домой и открыв Интернет, я прочитала: «В Брюсселе 24 марта 2011 года произошли первые столкновения манифестантов с силами правопорядка. Все произошло на улице Луа, ведущей к главным европейским учреждениям. Манифестанты предприняли попытку напасть на полицейские посты при заграждениях, и полиция была вынуждена применить водометы. Отметим, к Еврокварталу двигалось около 15 тысяч человек, протестующих против сокращения социальных систем всех стран ЕС».

Перед улицей Луа вовсю работали — не знаю, как это называется у них, а по-нашему — коммунальные службы, на небольшом пятачке две машины старательно чистили проезжую часть, вероятно, решив сделать в ней искусственные углубления. Здесь впервые за несколько дней мы увидели брошенные мимо урн банки из-под напитков и обрывки бумаги, газеты. Совсем рядом раздавались резкие хлопки, напоминающие холостые выстрелы, периодически были слышны гортанные выкрики и удары, словно кто-то колотушкой бил по старому глухому барабану. Все чаще нам навстречу попадались мужчины, чьи лица закрывали красные платки. Мы понимали, что движемся в верном направлении.

 

Ща как жахнут!

Они стояли плотной стеной, все в черном, только каски и щиты были прозрачными. За их спиной — мощные бронированные с непробиваемыми стеклами машины с надписью «полиция». Подойдя совсем близко, сквозь прозрачный шлем увидела, что крайняя слева — совсем юная девушка. Когда рядом грохнулся булыжник, не долетевший до цели — полицейского кордона, я поняла, что давно нарушила границы собственной безопасности. Тем более что в тылу как раз оказались самые агрессивно настроенные протестующие, швыряющие в полицейских камни, выдернутые из мостовой.

 
 

Дробно отстучал очередной залп. Никто в ряду полицейских даже не дрогнул. Видимо, все они уверены в том, что камни любого калибра, которыми было усеяно все пространство вокруг, не причинят им вреда. В общем-то, так и было. А вот без каски и щита иметь за спиной таких «метателей» было страшновато. И я ретировалась к коллегам — европейским журналистам, наблюдавшим за происходящим в достойном отдалении. Но по пути, который всего-то был метров 30, успела снять, как самого ретивого метателя поливали из водомета, хотя самой пришлось убегать от брызг, спрятав камеру под пиджак.

О Брюгге мы с Мусой Садулаевым, конечно же, позабыли, как и об ожидавших нас на «мирной территории» коллегах. Потому что после каждого пятиминутного затишья поднималась волна гомона, предвещая: «ща как жахнем»!

Откровенно говоря, несмотря на хорошую долю адреналина, полученную на улице Луа, все же конкретная акция протеста в итоге оказалась не такой страшной. Обошлась она, разумеется, без жертв. Уже после обеда народ потянулся к станциям метро и на вокзал. И мы заспешили следом. Оказалось, что с одной группой профсоюзных активистов нам по пути, они — из Брюгге. Уже на вокзале парни, которые явно были горды собой, свернули знамена, сняли куртки и кепки и превратились в обычных граждан Бельгии, которые по утрам за кофе читают газеты, а по вечерам — пьют пиво и обсуждают последние новости. Скорее всего, им всем есть что терять: они не хотят перемен к худшему и надеются, что у них есть право и возможность на это повлиять. За почти полувековой период существования Евросоюза там построен «город солнца». Может быть, в нем не всем уютно, и есть свои проблемы, но этого не разглядеть за красивым фасадом.

Конечно, за неделю пребывания в столице Евросоюза сложно разобраться во всех интригах, которые там присутствуют, но мы, благодаря организаторам, общались с очень умными людьми. И хотя не все они были до конца откровенны, но в итоге сложилась вполне целостная картина. Главное, что «в кадре» — целый спектр взглядов и настроений по отношению к России. Так что — продолжение следует.
 

Фото автора и Мусы Садулаева

 

 

 

 

 

 


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "