Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 
 
Нина МЕЗЕНЦЕВА
 
"БЕЛЫЙ ШЕРСТЯНОЙ МОТОК ПУСТЫНИ..."
 

Вообще-то я все эти дни думаю о Манежке. Перечитала, пересмотрела все, что можно, переговорила  со всеми. В голове сплошная каша, анализировать то, что произошло, не берусь, потому что  по-прежнему, как в притче про слепых, ощупываю слона. Ясно - белых и пушистых в этой истории нет, ненависть порождает ответную ненависть, в силе любви  у меня большие сомнения. Ясно - корни надо искать не в  дне сегодняшнем,  перечитайте или прочитайте "Ночевала тучка золотая" Анатолия Приставкина,  не чтиво, нет, весьма тяжелая, порой просто невыносимо, вещь. Но про корешки  нынешних событий  кое-что поймете:  они вросли в землю так, что не  выковырять и дают все новые и новые побеги. 

Лично мне ясно что, если бы  Иосиф Виссарионович каким-то чудом воскрес, его тут же следовало бы расстрелять, воскресить двадцать раз и двадцать раз расстрелять. Иногда у меня возникает ощущение, что своим иезуитским умом он каким-то образом проник в день сегодняшний и с ухмылкой сделал то, что сделал во дне вчерашнем. Если есть Сатана, то он точно его порождение.

Захлебываться в истерике, как некоторые в блогах, на тему " мне стыдно, что я русская" не буду. Я этот стыд в себе изжила, я вообще могла быть эфиопкой или датчанкой, без разницы. А вот больно  бывает все чаще и чаще. Больно за отморозков, что собрались на Манежке - кто-то их родил, это ж тоже наши дети, кто-то виноват, что они стали такими. Больно за ребят-омоновцев ( впервые, кстати, я ж живая, а к ним трудно испытывать симпатию), потому что тоже плоть от плоти нашей и потому, что они , увы, подпитываются  ненавистью. Короче, больно за тех, кто бил,  и вдвойне больно за тех,  кого били,  они-то  уж точно "левые" в этой истории.   Я не вижу дня завтрашнего, а точнее НЕ ХОЧУ его видеть, потому что опасаюсь увидеть звериный оскаленный лик и горящую землю.
 
Чтобы переключить  разговор - давайте поговорим о литературе. Я, например, неспешно, чтобы продлить наслаждение, читаю "Именины сердца" Захара Прилепина.   "Разговоры с русской литературой", серия интервью с живущими  ныне писателями. Когда умный человек говорит с умным собеседником, это всегда вызывает интерес. Прилепин у меня давно ходит в  "умных" - мужской разговор сильного человека с читателем ныне редкость. Мощная, порой бьющая, как  разжавшаяся пружина, энергетика его рассказов, злая, но без озлобленности. Самоирония без занудства и самолюбования. Короче, настоящая мужская проза, хороший язык, стилистическая выветренность, неожиданность и точность образов. Великолепная публицистика. Прилепина почему-то постоянно пытаются записать в националисты, видимо, кому-то  он крепко наступил на любимую мозоль.

Так вот, в интервью с Алексеем  Кубриком (кстати, меня как-то греет, что поэт живет в Балашихе, рядом с Железкой) есть строчки: " В школьные годы  к поэзии была какая-то вежливая любовь... Все они (речь о поэтах) не врывались, а вежливо стучались..." Кубрик сформулировал мысль, которая давно вертелась у меня в голове. Удивилась, посмотрела дату рождения, понятно, почему поэт думает так, как думали мы. Вообще мне хочется цитировать и цитировать это интервью - я давно не читала ничего подобного. Как вам  вот такое о нынешней поэзии: " Все равно Сервантес выберется из  зиндана, Данте поместит кесаря, лжепророка, епископа и иуду в непосредственной близости от Коцита, а стихами Мандельштама  о себе будет зачитываться палач".

А недавно  рассказ Прилепина  "Большая проверка" опубликовал "Огонек". Это про нас, про всех,  чтобы было понятно -   вот вам подзаголовок.


" Нет проблем, сказал я себе, когда пошла полоса неудач, я сам себе проблема". Рассказ - блеск,  перечитала трижды. Все серьезно и  до слез смешно, и очень про меня!

А вот еще - бывает, что вас поразила какая-то строчка в стихотворении и она на протяжении всей жизни всплывает и всплывает у  вас в голове? Забытая ныне Вера Инбер, последние ее  стихи невозможно читать, или выписалась или отшлифовала, как  гальку, советская действительность. Но у нее есть великолепные рассказы, я бы назвала их южными, потому что юг там главный герой. Автобиографические, очень вкусные образы.  А мне из ее ранних стихов запала в душу строчка: "Белый шерстяной моток пустыни тянут пальцы пальмовой руки.." Потом я увижу картину Мартироса Сарьяна, кажется, она называется "Финиковая пальма, Египет". Там  совсем простой сюжет -  равнодушная морда верблюда, едва обозначенные домишки и та самая инберовская пальма -огромная, во все небо, с листьями -пальцами, которые вполне могут тянуть моток пустыни....


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "