Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 
 
Сергей ЛУЗАН
 

 


 

СУМАСШЕДШИЕ ПЕЙЗАЖИ

МУЗЫКА ЦВЕТА
СЕМЬ ЗВУКОВ ЦВЕТА

 

СУМАСШЕДШИЕ ПЕЙЗАЖИ
 

Три  вещи  я  любил,люблю  и  буду  любить, пока  жив.  Это  Свобода,  Океан  и Север.

В  своё  время  я  попал  в  "чёрные"  списки - меня  лишили  визы  и  Океана. Остались  только  воспоминания,  горьковатые,  как  вода  Тихого.

Аляскинский  залив,  Ванкувер, Мексика, Гавайи,  привычка  к  палубе  и  раскачивающееся  небо . Я  долго  не  мог  прийти  в  себя,  мотался  по  европейской  части   Союза,  пока  судьба    не  свела  меня  с  Брониславом  Кашкиным,  и  я  уехал  в  Норильск,  точнее -  на  Таймыр.  Я  благодарен  до  сих  пор  этому  горняку,  который,  сам  того  не  зная,  помог  мне  преодолеть  мгновения  возможной  последней  точки.

В  тундре  есть  что-то  от  Океана. Она  постоянно  меняется,  и  она  так  же прекрасна.  Вообще  большая  часть  людей  редко  поднимает  голову, вглядываясь  в  мир,  в  звёзды,  в  покой  или  в  стихию.  И  самое удивительное, что  всё  остальное  в  жизни -  заплавленный  в  рулон рубероид.  Он  никому  не  нужен.  А  время  жизни,  труд  затрачены.

Вот  я  и  называю  Жизнью  только  секунды  встречи  с  необычной, сумасшедшей,  космической  красотой.  


МУЗЫКА ЦВЕТА

 

В  начале  семидесятых  я   кочевал  с  оленеводами  по  левому  берегу  Енисея в  районе    Пяндомояхи.  Июнь  уже  надышал  тёплое  небо,  но  снег  ещё  лежал,  и  озёра  только-только  приоткрыли  веки,  а  воздух  уже  пропитался  птичьим  свистом,  щёлканьем,  шорохом.  На  взгорке  петушились  турухтаны,  бубнил  далёкий  лебедь, а  ветки  лиственницы  подёрнулись  тонкой  линией  зелёной  дымки.  Царил   какой-то    привычный  земной  весенний  хаос.  Это,  конечно,  всё  красивенько,  но  от  обыденности  дыхание  не   перехватывает. Вкусная  вода?  Ну, вкусная.  И  забыл  о  вкусной  воде,  и  о  дерущихся  турухтанах,  и  о  лебеде  тоже.   

Я  не  торопясь  пошёл  к  дальним  песчаным  буграм,  на  которых  часто  вспыхивают  в  косых  солнечных  лучах  крупные   и   яркие  сердолики.  Июнь  раскалывался    на  солнечные  осколки,  они  увязали  в  мёрзлых  песках  и  сочно  светились  издали,  как  янтарь,  но,  пожалуй,  чуть  ярче.

Сел   на  поваленное  дерево  и   почувствовал,  что  чего-то  жду.  Непонятно, чего,  но  жду - напряжённо  и  остро.  Такое  ощущение,  что  сердце  замирает,  и  ждёшь  с  тревогой  следующего  удара.  Прямо  под  ногами  дышала  древняя  земля с  её  неизведанными  тайнами,  загадками  и  не  прерывающейся  миллионы  лет  жизнью.  Я  думал  о  жизни  камней  и  неожиданно  понял, что  вокруг  всё  изменилось  и   замолкло.

Тишина  шуршащая.  Тишина,  как  вздох  бесконечности.


Меня  окутывал    платиновый  туман.  Он   изгибался  спиралями,  обвивал

валуны,  корни  корявых  лиственниц  и  затекал  в  мерзлотные  трещины. Гирлянды  прозрачных  белых  удавов  раскачивались  в  танце  вокруг  меня.  И,  что  самое  удивительное,   туман  был  плотным , волокнистым  и  в  то  же  время  прозрачным,  вернее  полупрозрачным.  Хаос  исчез,  исчезли  все  птицы,  они  притаились,  замерли,  замолчали.  Вдруг  снова   как-то  сразу  вокруг  проступило  солнце.  Не  пятном,  а  именно  вокруг,  и  каждую  линию,  каждую  веточку,  каждую  травинку  и  камень  обволокло  тонкими,  сантиметра   в  три-четыре,  радугами.  Весь  мир  засветился.   И  руки  мои  тоже,  и  резиновые  сапоги,  и  рукоятка  ножа, и,  наверное,  душа. 

   

СЕМЬ ЗВУКОВ ЦВЕТА

 

Орлан,  взмахивая  огромными  крыльями,  завис  над  верхушкой  лиственницы.

Крылья  продолжались  радужными  завихрениями.    Он  сел  совсем  рядом,  и  радуга  успокоилась  на  нём.

Орлан  повернул  голову  в  мою  сторону,  чуть  вытянул  шею, и  в  это  время  раздался  мощный  шелестящий  звон.  Рухнула  под  обрывом  в  заберег  протаявшая  копьями  глыба  льда.  И  что  тут  началось!  

Словно  вихрь  звуков  пронёсся,  разбрызгивая  горячую  пену  над  землёй.  Хаос  снова  торжествовал,  но  это  уже  был  не  хаос,  а  финал  необычной  музыки  существования.  Орлан  сидел  рядом  и  спокойно  смотрел  на  меня  и  на  вселенную.  Радуги  и  туман  исчезли  так  же  внезапно,  как  и  появились.

Разве  я  не  жил  на  земле?

   

 


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "