Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 
 
Сергей ЛУЗАН
 

 


 

Душа бродяги Аделунга

 

Летний полдень в Дудинке

 

Мои паруса  
Разговор с трехлапой собакой

Трасса газопровода Мессояха – Солёное – Норильск

Давно забытая копилка  

 

Душа бродяги Аделунга

Печурка раскалилась до красна.
Ночь за окном
Пустынна. Ветер. Тундра.
Поземка, как душа бродяги Аделунга
С гитарой вдоль реки
Без отдыха и сна.
Мне не о чем жалеть,
И эта напряженность пустоты
Не оставляет места для страданий.
Мне не о чем жалеть.
У сердца нет желаний.
Потерян смысл в отчете высоты.
На чистый лед пошла гулять луна.
Ведром серебренным позванивает ветер.
И в лунном мареве
Песец едва заметный
Застыл в неверном свете у окна

 

 

Летний полдень в Дудинке

Изменилась страна. И вода, и земля изменились.
Каждый город на свой изменяется лад.
В Заполярье жара расплывалась, кружилась, струилась,
И парил над Дудинкой летящий за чайками взгляд.
Да, пытались мы все останавливать нежность и время.
Я не смог, в чём не вижу особой беды.
Вот иду по Дудинке, и знаю, сквозь листья мгновений
Ветви наших дорог принесут золотые плоды.
Под откосом внизу Енисей омывает причалы.
На морском разгружают гремящий металл.
Изменилась страна. Я плоды на ветвях замечаю.
И не знаю, как раньше движения не замечал.
Разрастается город шершавой грибницей бетона.
И стрекоз голубых, распугал над водой вертолёт.
Под дешёвым панно – у торца порыжевшего дома
По привычке толпится, гуляет свободный народ.
И в толпе феерически пёстрой, как блеск маскарада,
Я лицо узнаю. Обнимаю распахнуто рад.
Это брат по скитаниям. Черт комариного ада.
Чёрный, словно сбежал с африканского озер Чад.
И пахнуло водой, чешуёй, тальниками и мхами.
Состоялась жара, захотелось пивка от души.
На газете «Советский Таймыр» омуль млеет ломтями,
Да и наши глаза от сияния уже хороши.
Жизнь пора вспоминать, но молчим, провожая глазами,
Сидя на берегу, катерок, что пошёл к рыбакам.
Он их тёмной волны чайку пены волной вырезает,
И полёт этой птицы уже не подвластен словам.
Да, пытались мы все останавливать нежность и время.
Я не смог. В чём не вижу для мира особой беды.
Пена. Чайки. Даль тундры и листья мгновений,
И кипят на волне далеко
Золотые плоды…

   

Мои паруса

Нынче город мой в тумане.
Стынут даже голоса.
Поднимайте, поднимайте,
Над туманом паруса.
Пропасть ночи. Крик созвездий.
Но, когда душа чиста,
Прогибаются над бездной
И сияют паруса!
Нынче город в белой дымке.
Затихают голоса.
Над Дудинкой, над Дудинкой,
Проплываю паруса!

   
Разговор с трехлапой собакой

Шалит пурга.
Дрожь полиэтилена.
Медведем с осени раздавлено стекло.
И печь гудит.
И блики на поленьях.
И мой трёхлапый пёс
Вздыхает тяжело.
Что, морда хитрая?
Дела идут хреново.
По нынешним болтливым временам
Так обесценены душа, любовь и слово,
Что за глоток судьбы
Уже гроша не дам.
И наш удел,
Трёхлапая скотина,
Пушнина для…
И, может быть, не бля…
Нам до весны тянуть с тобой резину
Их куцего валютного рубля.
Но лучше так,
Чем в записном холуйстве
Бантами кулаков давить усердно грудь,
И чавканье свиней
Обозначать искусством,
И каждый день себя
Улыбкой гнуть.

   
Трасса газопровода Мессояха-Солёное-Норильск

Выдувает из кабины
Ветер терпкое тепло.
Ничего во мгле не видно,
Совершенно ничего.
По разваленной дороге
Дым ольшаника вдали.
Без ментов и прав, по тундре
Разъезжают феврали.
Ни столбов, ни поворотов,
Только дыбятся снега.
Отряхнула позолоту
Прямо на капот заря.
Что, Нуртас?
Как в Казахстане!
Только пыль белым бела.
Да сквозь мглу нам тянет руку
Зябким золотом заря.
Сели! – Вылезли в раскачку!
За машиной шлейф парит…
Ничего! Пройдут в колонне
Пурги, беды, феврали.

   
Давно забытая копилка

Давно забытая копилка.
Ритмично, как на шее жилка,
То потухает, то светла.
В снегах, за тоненькой палаткой,
Скользит песец по белой лайде,
И ночь, кометой оцвела.
А дальше к людям,
От созвездий,
Коптилки свет из тёмной бездны.
Не виден в мире никому.
Едва – едва сквозь тень палатки…
На большее уже не хватит
Свеченья сердцу моему.

 


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "