Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 

Анатолий КАПЛАУХ

 

 

«РОЗЕНШТОК» И ЕГО ДУША-ХРАНИТЕЛЬНИЦА

 

Когда я впервые увидел участниц молодёжного хора российских немцев «Rosenstock» в
национальных костюмах разных земель Германии и услышал, как они поют, то почувствовал холодок между лопаток. Это было очень необычно и завораживающе красиво.

Создатель и бессменный художественный руководитель хора – Валентина Ивановна        
Маркольф. Ей можно позавидовать: она до фанатизма предана своему детищу. Это как раз тот случай, когда судьба сама помогла найти призвание.

Восемь лет назад Валентина Ивановна вернулась из Германии, где она получила первый опыт хорового церковного пения. Сегодня даже трудно поверить, что у неё нет специального музыкального образования. А началось всё с того, что после очередной службы в церкви в городе Мосбахе она попросила пастора взять её в хор.

«Немецким языком владеете?» – спросил он её первым делом.

«Нет», – ответила она, поскольку считала, что действительно не владеет им в той мере, какую от неё ждут. Неизвестно, что же такое разглядел в ней седой старик-пастор, позволив придти на первую в её жизни репетицию. Но «Rosenstock» берёт начало именно оттуда, из того церковного хора. Церковное пение научило её пропускать все через сердце. А уже позже, в Москве, появилось огромное желание создать свой коллектив, в репертуар которого будут входить народные немецкие песни, песни немцев и Германии, и России

Натура неудержимо деятельная, Валентина Ивановна ушла в новую идею с головой. Сейчас, после многих лет успехов и достижений хора, она сама себе удивляется: «Надо же! Сколько пришлось пройти всего!

Действительно, на долю «Rosenstock» выпало немало испытаний, и все они, как и песня, прошли через душу его руководителя, через души всех участников. В октябре хору исполнится пять лет. За эти годы при составе в 15 человек, через хор прошло 150! «Куём кадры для Германии!» – смеётся Валентина Ивановна. Ведь из хора уехало в Германию двенадцать солистов, и каких – красивых, талантливых, молодых, с прекрасными голосами. Она помнит всех: и хормейстеров, и музыкантов, и, конечно же, – своих «девочек», которых иначе и не называет.

В своё время Валентина Ивановна триждыпрошла семинарские занятия у профессора Леше из Германии, который давал в России мастер-классы, на которых обучал пению немецких народных песен, хоралов и классики. Он очень помог музыкальными сборниками и песенниками.

Стены её квартиры (ни кабинета, ни помещения для хора у них до сих пор нет) от пола до потолка увешаны дипломами и грамотами – заслуженными наградами её хора. За пять лет – более 250 концертов в 22 городах России. Чего стоит перечисление концертных площадок в одной только Москве: концертный зал «Россия», Кремлёвский дворец,
театр «Новая опера», «Гранд-отель», «Президент-отель», Московский дом национальностей, Дом народов России...

Даже не верится, что хор, о котором идёт речь, – непрофессиональный. Солисты, поющие в нём, все где-то работают, а дважды в неделю, после работы, собираются на репетиции в Российско-Немецком Доме, чтобы потом за свой счёт ездить на концерты. Хорошо, чтоиногда их финансово поддерживает GTZ (директор – господин Зайберлинг), да «Фонд Гуго Вормсбехера» (исполнительный директор – П. П. Гипплер) в самых критических ситуациях пару раз помог. Министерство экономики и развития в 2002-2003 годах хотя и включало «Rosenstock» в план мероприятий, но так ни копейки и не выплатило. Вряд ли благодарные слушатели когда-нибудь узнают, сколько душевных сил и собственных средств вложено в те самые берущие за душу концерты. «Иной раз просто руки опускались... Всё было: и обманывали, и обкрадывали, воровали репертуар, проекты, костюмы, и пользовались нами на «халяву». Только мы всё равно пели, поём и будем петь!» И глядя на Валентину Ивановну, почему-то не сомневаешься, – так и будет.

Она часто и с благодарностью вспоминает свою дочь и её мужа: это их понимание, их моральная и финансовая поддержка позволяют ей жить так, как она живёт – для хора, для культуры, для своего народа. «Несмотря на все наши достижения, уровень, популярность,
мы по-настоящему будто никому и не были нужны. Думаю, теперь, когда в движении российских немцев произошли такие долгожданные перемены, – и наши общественные организации смогут уделить нам больше внимания…» 

Валентина Ивановна замолкает, глядя в сумеречное окно, за которым тихо шелестят листвой огромные тополя. Потом встряхивает головой: «Ты только посмотри, какие у нас костюмы! Каждый –  произведение искусства. Не случайно «Rosenstock» получил второй
приз на Пятом международном конкурсе высокой моды в номинации «Лучший национальный костюм» весной этого года в Москве. Они настолько уникальны, что даже элитные химчистки отказываются принимать их». И опять сникает: «Только вот таскаться сними всё время приходится, своего места у хора нет, храню дома, благо дочь с зятем два шкафа специально под них приобрели. Но всё равно тесновато, мнутся...»

Без хора Валентина Ивановна уже не представляет себе свою жизнь. Сумасшедший ритм, постоянные хлопоты, поочерёдно звонят оба телефона, несмотря на позднее время, что-то согласовывается, намечается, уточняется и отменяется. И как же я был удивлён, когда узнал, что у Валентины Ивановны есть ещё одно увлечение.

На письменном столе у окна столе разложены толстенные книги, изданные в Германии, США, в России. «Вот за ними я последние три года провожу почти каждую ночь», – заметив мой взгляд, прихлопнула она ладонью по тёмной обложке. Я удивлённо разглядываю сотни мелко исписанных страниц, слушаю пояснения, и до меня медленно
доходит, какую большую научно-исследовательскую работу проделала эта женщина. Она проследила поимённо миграцию первых немцев-переселенцев внутри поволжских колоний и за их пределами, уточнила и дополнила многие фамилии в списках колонистов, опубликованных в двухтомнике профессора Плеве, попутно устанавливаядевичьи фамилии жён этих колонистов. И весь этот самоотверженныйколоссальный труд – без компьютера, без помощников, без мысли о вознаграждении и почестях, за счёт сна и заслуженного отдыха. В последние дни, правда, у неё появилась надежда на издание брошюры(опять же господин Зайберлинг обещал помочь).

«Rosenstock» только что вернулся из поездки в Ярославль, где, как всегда, выступил с большим успехом.«Смотрю со сцены, и ничего не могу понять, – рассказывает Валентина Ивановна. – Стоят особняком человек сто пятьдесят, сбились вместе, смотрят на нас, многие плачут... Оказалось, это немцы из Германии, с круизных теплоходов попали на наш концерт. Особенно одна старушка запомнилась. После выступления подошла ко мне, вся в слезах, говорит: «Господи, как же вы сохранили эти песни?!         

Их и в Германии-то уже не услышишь, позабыли все, один американский рэп везде...»
Думаю, эти слова, как и искренняя, глубокая благодарность тысяч российских немцев, как удивление и восхищение людей из многих других национальных общин, куда приглашают хор на свои национальные праздники – лучшее признание и награда хору. И его душе -
хранительнице Валентине Ивановне Маркольф.


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "