Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 

Анатолий КАПЛАУХ

 

 

ОСТАВИТЬ ДОБРЫЙ СЛЕД…

 

Несколько лет назад в Москве проходил Первый межрегиональный конкурс документальных видеофильмов о культуре разных народов, проживающих на территории Российской Федерации. Организаторами конкурса являлись Совет Федерации и Министерство культуры, Московский Дом национальностей и другие организации. По итогам конкурса специальным дипломом «За сохранение и популяризацию национальной истории и культуры» был награждён режиссёр Альфред Вебер – за цикл фильмов о российских немцах.

Наверное, каждому из нас приходилось слышать библейское: «Во многой мудрости много печали…» Это высказывание вспомнилось сразу же, ещё при нашей первой встрече с Альфредом Васильевичем, как только я увидел его лицо с доброй, открытой улыбкой, умные и немного грустные глаза человека, много повидавшего на своём веку.

Он родился в 1931 году в Сталинграде и десятилетним мальчиком угодил со своими родителями в катастрофу депортации, где полной мерой хлебнул страха и голода, холода и унижений. Всё увиденное и пережитое впечаталось в память намертво.

С глубоким уважением и любовью Альфред Васильевич вспоминает своих родителей: сколько страданий отпустила им судьба! Но, видно, она же и хранила их: прошли через всё, выжили, сохранили друг друга, детей, в невероятно трудное время вырастили их, помогли получить образование. Рассказывая о других родственниках, Альфред Васильевич часто завершает рассказ коротким: «расстреляли», «умер», «пропал без вести»…

И в собственной семье у него всё сложилось более-менее благополучно: выросли, выучились дети, нашли своё место в жизни, не забывают родителей, двое старших живут и работают в Москве, младшая заканчивает учёбу в Германии.

Фильмы Альфреда Вебера об истории и культуре российских немцев разлетелись по всей России и за её пределы: вряд ли отыщется общественное объединение российских немцев, где бы не стояла на полке хотя бы одна из видеокассет с материалом, отснятым его камерой. За десять лет «российско-немецкого» периода его творчества общий тираж этих видеокассет превысил семь тысяч! Это только официальные данные. А сколько еще копий сделано частным порядком?

«Оставить добрый след», «Песни над Иртышом», «Родные берега», «Азово – зов надежды», «Немцы в России», «Сарепта Царицынская», « Ich liebe Dich , Petersburg !», « Stolz – это звучит гордо!», « Heimat »… Эти названия фильмов Альфреда Васильевича известны тысячам и тысячам российских немцев, через сердца которых они прошли.

Начиналось всё в начале девяностых, на подъёме общественного движения российских немцев. К тому времени за плечами Альфреда Вебера был историко-филологический факультет Волгоградского педагогического института, работа по распределению в глухом уголке Рязанщины. Увлекшись тележурналистикой, привыкший делать всё по-немецки обстоятельно и добросовестно, он за короткое время выдвинулся на областном телевидении, стал корреспондентом программы «Время» Центрального телевидения, и в итоге был приглашён на работу в Москву, в институт повышения квалификации работников радио и телевидения.

А спустя всего лишь один год, он (по его собственному выражению) «стал служить» в должности заведующего отделом киноинформации научно-исследовательского института лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, имея в подчинении двадцать человек: режиссёров, операторов, редакторов. Студия снимала производственные и обучающие фильмы для нужд лесопромышленного комплекса.

Тогда московские немцы, после десятилетий дискриминации и различных запретов, часто собирались на свои собрания. Ходил туда, конечно, и Альфред Васильевич. Ходил не по разнарядке, а по зову сердца, так как всегда отождествлял себя со своим народом. Там, на этих собраниях, и родилась идея просмотра германских фильмов на немецком языке. Её авторами и вдохновителями были широко известная сегодня журналистка Маргарита Лянге и преподаватель педагогического института имени Ленина Эрика Раушенбах. Именно они организовывали первые просмотры, «доставая» фильмы в Посольстве Федеративной Республики Германии.

И тут выяснилось – немецкий для многих оказался уже трудным, – ведь люди на полвека были выброшены из среды своего родного языка. Не имея ни одной национальной школы, они не имели и возможности ни сохранить его, ни изучать. Тем не менее, этот импровизированный кино-видеоклуб, названный именем московского просветителя восемнадцатого века Эрнста Глюка, просуществовал почти пять лет, постепенно расширяя свою аудиторию. Со временем заботы о нём как-то сами собой, естественным порядком, перешли к Альфреду Веберу, постепенно наладившему хорошие отношения клуба с посольствами Германии, Австрии, институтом имени Гёте.

Однако внутренняя неудовлетворённость, чувство неполноты, зависимости от кого-то и чего-то, подтолкнули его к созданию собственных, более актуальных и близких российским немцам, видеоматериалов. Он начал снимать то, что считал интересным и значимым для них.

«Я использовал для своих неслужебных целей своё служебное положение…» – виновато улыбался Альфред Васильевич, рассказывая об этом.

В результате такого «злоупотребления служебным положением» в 1992 году появилось на свет его первое российско-немецкое видеодетище – фильм о концерте ансамбля камерной музыки Международного Союза российских немцев. Потом пошла видеолетопись фестивалей немецкой культуры. А три года спустя, в 1995-ом, при финансовой поддержке Министерства национальностей, начала работу уже видеостудия российских немцев, унаследовавшая от клуба имя Эрнста Глюка, где режиссёр-оператор Альфред Вебер полностью отдался своему увлечению. Тиражи выпускаемых фильмов стали исчисляться уже сотнями. В то время это казалось много, хотя спроса, конечно же, не удовлетворяло.

Сегодня приход Альфреда Васильевича к созданию фильмов о российских немцах кажется совершенно закономерным – разве могло быть иначе? Ведь это было предопределено его собственной судьбой, неразделимо вплетённой в трагические изломы судьбы его народа. Хотя его собственная жизнь для всех нас оставалась за кадрами его фильмов, сами эти фильмы явились одним из результатов пройденного им жизненного пути. Его авторское видение действительности, запечатленной на видеоплёнке, добрый, внешне такой спокойный голос диктора в фильмах (Альфред Васильевич сам озвучивал звуковое сопровождение), пронизывают эти фильмы собственными глубокими переживаниями.

Мы, родившиеся уже после войны, защищённые незнанием ужасов того времени, перенесённых нашими родителями, никогда в полной мере не сможем представить себе, что чувствует человек, снимая сегодня через видоискатель камеры цветущие берега Волги, – берега, вызывающие в памяти совсем другое время – время депортации. Время, в котором он, десятилетний мальчик, прильнул к матери, когда в небе ревели чужие самолеты и бомбовые фонтаны обрушивались на низкие борта старенького пароходика, до предела забитого людьми, а надёжный, тёплый и уютный родной дом, в котором он вырос, был уже безвозвратно далеко, и около этого вмиг опустевшего, одинокого дома в памяти по-прежнему мечется и воет, в смертельной тоске и непонимании происходящего, брошенная собака…

Хотя пережить ему пришлось немало, в своих воспоминаниях Альфред Васильевич больше склонен видеть всё же светлое, тёплое и доброе. Только что рассказывал, как за мешочек сухарей стрелочник, добрая душа, пристроил их с матерью на площадку товарняка – поздней осенью, в мороз. Как его, замерзающего, плача от отчаяния и выбиваясь из сил, теребила мать, не давая заснуть, потому что это означало бы заснуть навсегда. И тут же со своей неизменной улыбкой вспоминает, как раненые офицеры взяли их в тёплый вагон, напоили горячим сладким чаем, – и будто уже и не было холодного кошмара на обледеневшей чугунной сцепке, где жизнь висела на волоске…

Меня не перестают удивлять российские немцы того, довоенного поколения. Есть в них какое-то особенное, выстраданное, стержневое качество, трудно поддающееся определению. Оно делает их всех неуловимо похожими в главном: почти у всех – обострённое и высокое чувство личной ответственности за судьбу собственного народа.

Им очень свойственен жизненный принцип: «Кто, если не я?». Тактичные, немногословные, поголовно и безнадёжно седые, но стойкие в своих делах, в своих ясных и чётких устремлениях, вообще в жизни, так ломавшей их самих, их отцов и матерей. Поразительно и непреходящее умение радоваться скупым радостям такого перманентно неласкового окружающего мира.

К сожалению, их остаётся всё меньше, и с ними уходит, кажется невосполнимо, целая эпоха, огромный пласт народной истории, жизни и культуры.

Вот и Альфред Васильевич вложил столько сил, столько души, столько умения и чувства долга в сохранение истории, обычаев, культуры своего народа, в показ трагических судеб своих соплеменников, прошедших через лагеря, ссылки, трудармию. Он создал то, что до него, кроме него, никто не создавал, – кинопамятник жертвам необоснованных репрессий, кинопамятник сотням тысяч тех, кого уже нет с нами, кто сгинул лишь из-за того, что родился немцем. И за этот памятник ему благодарны тысячи и тысячи людей, которые не знают его лично и которых не знает лично он, но которые через его фильмы наполняются знанием трагической истории немецкого народа России, соприкасаются с его культурой, обычаями, традициями и обрядами.

В его искренних фильмах – душа немецкого народа, неотъемлемой частью которого является и он сам, и его собственная, добрая и деятельная душа человека, неспособного оставаться в стороне.


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "