Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 

Мнение

Андрей ШВАРЦ

ВОРОВАТЬ ИГРЕКИ ТОЧНО БУДУТ МЕНЬШЕ…

Наше нынешнее телевидение не только лживо и пошло, но еще и окончательно утратило навыки нормального общения со зрителем, что наглядно видно на примере разных ток-шоу, которые тем не менее идут практически по всем каналам. Ни малейшего доверия или симпатии не могут вызвать ни «честные понедельники», ни «пусть говорят», ни прочие подобные поделки, на которых откровенного и непринужденного разговора, как ни бейся, не получается.

На этом фоне ярко заявило о себе «Картина маслом» на пятом канале. И дело, наверное, не столько в ведущем ток-шоу (Дмитрий Быков), сколько в заявленных темах. Мне повезло посмотреть передачу о поколении Y (именно так его упорно называл Дмитрий), то есть о тех, кому сегодня 18-20 лет, и которые для одних любимые дети, для других – не менее любимые внуки, но очень непонятные дети и внуки. Это тебе не «стирка грязного белья», как у Малахова, и не «говорящие головы», как у Минаева. Это действительно интересно и важно, ведь многие люди, в том числе и серьезные исследователи, уверены: "компьютерное" поколение (поколение игрек называют иногда и так – авт.) радикально отличается от предыдущих, у его представителей иначе работает мозг. "За этими людьми - будущее", - говорили по этому поводу одни. "Они инфантильны, апатичны и затормозят прогресс", - утверждали другие.

Полемика была, безусловно, очень увлекательна, но для меня полезнее оказалось узнать данные социологических опросов молодых. Особенно поразило, что одним из основных приоритетов для себя они называют семью.

Почему поразило? Ну, во-первых, потому, что устоявшимся мнением среди старших поколений является «страшная развращенность» нынешней молодежи. Во-вторых же, тонкое касание с «поколением ИКС» (предыдущего перед поколением ИГРЕК) утвердило меня в мысли, что ИКСы, скорее, космополиты и в их продолжении нужно ждать лишь закрепления этой тенденции. И когда же все так разительно успело измениться?

На разгадку ситуации меня неожиданно навел Леонид Юзефович со своим романом «Журавли и карлики». Вот буквальная выдержка из этогопроизведения: «Сам Хасан лишь на шестом десятке, уже при Горбачеве, осознал пределы собственного сердца. Огромный мир, который он привычно считал своим, включая в него всю страну от Серпухова до родного аула, перестал ему принадлежать. В новой жизни не место было славянской широте души, воспитанной в нем жениной родней и тридцатью годами работы в ремонтно-строительных организациях. Отныне любви заслуживала только семья, родственники могли рассчитывать на его чувство долга, единоплеменники – на справедливое к ним отношение. Прочие ни на что рассчитывать не могли, как и он сам среди них – тоже».

Понимаете? Это вот именно мы, имеющие опыт жизни в огромной империи, на свою «малую родину» опирались одной ногой точно так же, как на принадлежащие нам же по праву рождения Вильнюс, Тбилиси, Ереван, а то и Софию, Берлин или Будапешт ногой второй. Наш адрес действительно был не дом и не улица, наш адрес на самом деле был - Советский Союз (правильно пелось об этом в известной песне). Нас с детства учили, что мы свои там, где строится социализм, а социализм строила половина мира. Да что нас! И отцов наших учили на мир смотреть как на свою собственность, ведь недаром в свое время «великий лингвист» Сталин говаривал, что рано или поздно весь мир будет говорить на одном языке, подразумевая, конечно, что этот язык будет языком русским.

И вот Советский Союз и – шире – единый социалистический лагерь развалились, как карточный домик. Опора из-под наших ног ускользнула. Ладно бы мы оказались в России. Но (об этом мало кто уже помнит!) и России как таковой не было. Вот Армения была, Литва была, и они сохраняли все признаки государственности, пусть и половинчатой, а такого государства, как Россия – не было. Мы оказались в безвоздушном пространстве, когда зацепиться буквально не за что, не с чем себя идентифицировать. Тут еще важно понять, что в границах России на самом деле государств множество. Ну чем Татарстан не государство? Было же время, когда они вполне серьезно поговаривали о том, что от России надо отделяться.

Но человек не может без опоры! При таком раскладе его колбасит так, что мало никому не кажется. Опора нашлась в семье. Вот это только мое и это от меня никуда не денется: ни мать, ни отец, ни братья, ни дети мне не изменят и не оставят меня один на один с этим большим и непонятным миром!

Хорошо это или плохо? Отчасти хорошо, потому что родственные связи резко снижают риск той же гражданской войны, в каком виде мы ее помним по началу прошлого века, когда брат идет на брата и отец с сыном стреляют в друг друга с разных сторон баррикады.

Но вот это дробление, атомизация мешают нам слиться в единый народ и решать единые цели. Если вернуться к той же передаче Быкова, то он как раз очень напирал на то, что поколение игрек совершенно не интересуется общими проблемами общества. Молодые отнекивались, но положение ведь действительно таково.

Я бы в рассуждениях пошел и дальше. В конечном счете даже коррупция – это побочная ветвь охватившей Россию семейственности. Если у меня нет ничего, кроме моей семьи, то ради нее можно пойти на любое преступление, потому что важно лишь, как живет именно семья. Все остальные нам – посторонние, а потому и заботиться о них ни к чему. Не то ли говорят современные коррупционеры, когда у них впрямую спрашивают, куда же они тащат и тащат деньги, ведь их уже и за век не потратить: «А у нас дети, внуки, им же тоже надо жить!».

Как ни странно, в начале 21 века мы стали приобретать более ярко выраженную восточную идентичность, ведь приоритет семьи это как раз менталитет азиатский. Запад живет по-другому, в постоянном индивидуальном соперничестве, которое проходит, в том числе и через каждого члена семьи.

Плохо это или хорошо? Смотря к чему стремиться. Мы ведь и сейчас завидуем азиатской семейной сплоченности, когда один из родственников готов умереть за другого. Это, безусловно, плюс. Но вот ярко выраженная семейственность губит на корню конкуренцию, и развитие (имеется в виду, экономическое) резко затормаживается. Такой вот минус. Кстати, нынешние успехи Японии, Сингапура, да и самого Китая как раз и связаны с влиянием на эти страны менталитета западного, который потеснил клановость, а на смену ей привел конкурентность. Мы же, выходит, пошли совсем в другом направлении…

Представляю, как сейчас свирепо сверкнет на меня глазами какой-либо традиционалист: он на основную ячейку общества покушается! Да не на нее! В том и вопрос, что у поколения ИГРЕК семья становится самодовлеющей единицей, по крайне мере, я так понял из передачи и рассуждений самих двадцатилетних. Но из таких «ячеек» «сеть» связать невозможно. Представьте, что одна ячейка от соединения с другой улепетывает во всю прыть! То-то общество будет, когда атомы-семьи взаимно отталкиваются.

Конечно, очень возможно, что все это не затухшая еще реакция на развал страны, что все еще поправится, когда поколение ИГРЕК и поколения следующие (что там, ЗЕТ будет?) поймут, что атомизироваться глупо, а достичь чего-то можно будет только в тесном сотрудничестве, и никак иначе. Но пока есть то, что есть.

Вот замечательно, кстати, то, что, согласно упомянутому уже опросу, для поколения ИГРЕК деньги стоят лишь на четвертом месте по числу приоритетов. Значит, столь же безудержно воровать, как это делают их отцы и дети, они точно не будут. Ох, скорее бы ИГРЕКи к власти уже пришли…

 


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "