Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 
 
  Алишер ТАКСАНОВ (Швейцария)
     

 
2078 год: НЕБЕСНАЯ ТЮРЬМА
Футуристический роман
 
Часть 4
 
Побег из небесной тюрьмы
 

Яркий голубой свет ударил в глаза, но Алексей не отреагировал. Ему не было больно: зрительные нервы восприняли световой сигнал как продолжение пыток. Однако свежий воздух, нагнетаемый в легкие, заставил сердце биться сильнее. Очищенная кровь вымела из мозга галлюцинации и бред. Их роилось столько, что удивительно, как серое вещество журналиста не повредилось. В ушах все еще стучало... Сильный соленный привкус не исчезал во рту.

Который час? - спросил Воронович, пытаясь встать. Кто-то ему помогал. Тело слушалось мало и все болело. Возможно, от неподвижного лежания образовались гематомы и шрамы от электрических разрядов. В саркофаге автоматически включалась электропытка.Два часа дня, ака, - послышалось в ответ.По хриплому голосу Алексей узнал бывшего таксиста.

- Шерали, это Вы? Калай сиз?

- Я, я, ака... Рахмат, яшхи... Вставайте осторожно,не торопитесь, а то голова закружится.

- После того, что пришлось испытать, моя голова стала,как задница,– мягкое место и никаких мыслей, - пошутил тот. Зрение постепенно возвращалось и очертания пыточной стали четкими.

- Сколько я здесь пробыл?

Абутов, оглянувшись, словно боясь, что кто-то их подслушивает, негромко произнес:

- Почти два дня, ака.

- Мне показалось – вечность, – признался Воронович. – Если этот саркофаг – дверь в загробный мир, то ужаснее места не найти... 

- Шерали, а что вы здесь делаете

- За вами пришел, Алексей-ака...

Это звучало несколько необычно. Просто так по тюрьме заключенные не ходят, тем более, в пыточную камеру по доброй воле не заглядывают.

- За мной? И Ахмаджанов со своими вертухаями вас впустили сюда? – удивился журналист, заметив, что ,кроме Абутова, в пыточной никого нет. И тут он вспомнил все: встречу с членами делегации, свое откровение, не имевшее смысла, угрозы капитана, которые исполнились, казнь бедного доцента Ли, его голову с поблекшими глазами... Теперь он понимал, что несет полную ответственность за смерть Ли. Если бы не его идиотская попытка раскрыть глаза Международной делегации, все было иначе...

- Нет, ака. Я сам пробрался к вам. Сегодня последний день пребывание в тюрьме Международной делегации- они улетают через пять часов... В багаже участников много «гулия» и положительных впечатлений. Вы не знаете, какие сцены перед ними разыгрывались, как все прекрасно представили – не тюрьма, настоящий курорт! Эдем для заключенных!

Показали постановку лагерного драматического театра «Высокая духовность »и балет. Среди заключенных нашли двух артистов балета! – Устроили выставку картин. Продемонстрировали даже стоматологические кабинеты, где лечили зубы надзирателям, переодетым в заключенных. А заключенные с десятилетним сроком на ни разу не были на приеме у дантиста, как мне рассказали «долгожители»..

- Вот оно что, - протянул Алексей, морщась. Он с трудом встал, ноги дрожали, голова кружилась, тошнота так и подступала к горлу, но желудок был пустым и выбросить наружу было нечего. -Плохо мне... Но оставаться здесь не собираюсь, думал он.

Абутов поддерживал товарища за плечо.

- Алексей-ака, вы голодны-я принес немного еды, – он протянул фляжки -одну с водой,другую- с какой-то пищей. Вода была не столь чистой, как для администрации и гостей, однако журналисту показалась божественной...Когда был удовлетворен и червячок голода, Алексей почувствовал, как отвратительно пахнет на нем одежда. Не удивительно, ведь двое суток его «ополаскивали», как в стиральной машине ,разными тошнотворными растворами, чтобы осознал себя некой тварью, не имеющей права на иную жизнь, как ковыряться в гнилой земле, в фекалиях и отбросах. Таксист это знал, поэтому протянул ему красную полосатую робу. Журналист с некоторым удивлением взял ее в руки.

- Униформа бригадира? - спрсил он, и вывернул шеврон- там значилось: «Бахадыр Мусаев».

- Я его знаю- он отвечает за сектор «Г». Как вы умудрились взять у него одежду?

Ее хозяина сегодня утром не стало.Он заподозрил, что мы хотим спасти вас и собирался донести.Пришлось прибегуть к крайности.

Алексей надел чужую одежду., явно малую ему.

- Вертухаи сразу заподозрят, что это не моя роба, - покачал головой журналист. –-Да и Зуфаров сразу заприметит меня –-он же контролирует весь корабль через видеосистемы.

- Уже нет, Алексей-ака, - улыбнулся Шерали, хлопнув себя по тощей груди. – Благодаря тому, что у нас оказалась персональная электронная карточка Зуфарова, мы смогли час назад найти его Центр мониторинга и проникнуть в отсек. Эксперт не ожидал увидеть нас, остолбенел от страха, а мой коллега Рахман-ака быстро его нейтрализовал...

-. Ваш друг - Ахмед Кузиев, который был третьим в группе, оказался хорошим техническим специалистом...Так он же инженер-атомщик, - вспомнил Алексей. – Конечно, должен хорошо разбираться в оборудовании... И что?

- Он отключил во всей компьютерной системе часть видеомониторов и стер запись устранения бригадира Мусаева. Остался там, чтобы обеспечить прикрытие для нас. Устранил все аварийные сигналы. Поэтому в некоторых местах нет контроля, особенно там, где функционируют шаттлы-корабли. Мы должны пробраться туда. Эркин Баратович спрашивает: готовы ли вы, ака, реализовать его план и для этого лететь на Нептун? Все затеяно для того, чтобы изменить прошлое и создать новое будущее...

Пока Кузиев в Центре, нам не грозит опасность быть разоблаченными.

- Готов! – ответил журналист.

- Да, вот еще что? Ахмед-ака скачал всю информацию о бунте на специальный файл, а также обо всех пытках и. отправил в  Interplanet ... Это сотни террабайт информации. Всепланетная киберпаутина, наверное, сейчас гудит от обилия компромата на режим.

- Ты говоришь правду?

- Да-да, Алексей-ака, прямо с Центра мониторинга нашей тюрьмы он разослал сообщения во все средства массовой информации Солнечной системы. Причем, с вирусом саморазмножения. Файл увеличивается а геометрической прогрессии и практически каждый житель получит информацию! – так мне пояснил Ахмед-ака.

Министерство по демократизации не в силах будет уничтожить информацию, каких бы хаккеров не привлекло . Это начало нашей революции, ака!

- Какая бомба! Дочери вождя народов и ее внуку придется отвечать перед мировым сообществом за все, что произошло в небесном «Гулаге». Теперь не нужна никакая международная делегация! Выводы будет делать все человечество! И виновные не смогут оправдаться за преступления, которые творили.

- Про подкуп «гулием» мы тоже отправили информацию - пусть мировое сообщество видит, что коррупция царит и среди членов делегации! – засмеялся Абутов.

- А что там еще было?

- Мы просмотрели последующие записи Зуфарова после того, как вас, Алексей-ака, уложили в саркофаг,  – Через час прибыл на вечеринку обер-маршал Ниязматов, провел минут двадцать со всеми, а когда гостей проводили в апартаменты отдыхать, то выслушал рапорт Исаева о происшедшем.

- Конечно,разъярился, так как чуть не провалилась вся операция по запудриванию мозгов делегации. Вы же их поставили в тупик своими ответами. Первым делом он наказал Инамову за провал роли. У нее в виске находился микрочип. По приказу Ниязматова в мозг ввели информации на пятьсот миллионов террабайт. Оба полушария Светланы разрушились всмг от такого объема и садистка умерла в страшных муках. Заместителя министра иностранных дел  приказал кастрировать. Академика какого-то заставил сожрать колпак и сплясать «Андижанскую польку». И все это Ахмед-ака отправил в  Internet.

Иностранцев в составе делегации подвергли интенсивной программе внушения. Те охотно верили, всему. Ширин Акинер повторяла: «Все правильно! Вы идете по демократическому пути в рамках национальной модели развития! Я вас полностью поддерживаю!»

Журналисту осталось только покачать головой. Да, не повезло вертухаям. Хотя так им, подлецам, и надо.

В помещении было жутко – современные орудия пыток напоминали о жертвах и его совбственной пытке.Абутов спохватился.

- Алексей-ака,нужно двигаться. Мы не знаем, когда наступит реакция с Земли на видеозаписи. Скоро Исаев поднимет всех на ноги. Тогда нам не успеть к шлюзовым камерам! Нас ждет Геннадий-ака, Сигизмунд-ака и Эркин Баратович. Вчетвером мы летим на Нептун. Ахмедов надеется, что портал времени еще не закрылся. -поторопимся!

- Только...как же Кузиев? Если в Центр мониторинга ворвутся вертухаи, они жестоко расправятся с ним?

- Он знал, на что идет и решил поддержать нас оттуда... Рахман-ака  будет защищать, как может, Кузиева, чтобы тот успел передать всю информацию о летающей тюрьме на Землю. Вы же знаете, как много скопилось всего за годы на орбите Нептуна!

Алексей разделял мнение товарища: об ужасах и мерзостях орбитальной тюрьмы должно быть известно человечеству- оно также несет ответственность за допущенные преступления на «ИсКаме». Но сейчас у журналиста крутились на языке и другие вопросы.

- Как вы пробрались в эту часть тюрьмы, ведь сюда нельзя появляться заключенным без сопровождения охраны? – спросил Алексей. – И как выйду теперь я?

- Нас прикрепили к столовой для обслуживания делегации. Мы пользовались более мягким пропускным режимом, могли передвигаться по служебным коридорам, которыми пользуются чиновники, офицеры и ремонтники, - пояснил Абутов. – У меня есть карточка. У вас нет, но будем надеяться, что проскочим мимо надзирателей. На вас форма бригадира, а бригадиры- часть администрации. Отношение к ним вертухаев вполне благодушное.

Бывший таксист подошел к люку, отворил его и выглянул наружу.

- Чисто, - заверил он, оборачиваясь. – Выходим в коридор. Там, у люка, стоит охрана, Алексей-ака, постарайтесь идти уверенно...

Алексей двинулся вперед. Его тошнило и голова кружилась. Стоило немалых сил сконцентрироваться на задаче: уверенно идти, не вызывая подозрения. Удалось! Они спокойно прошли мимо вооруженных охранников. Те разговаривали между собой и не обратили внимание на бригадира с сотрудником столовой.

Лишь у входа в мастерские и цеха остановил первый патруль. Мрачно осмотрел Алексея и зло отчитал:

- Совсем охренел, бригадир,не можешь перешить себе робу - не видишь что ли, что она трещит по швам на тебе?.

Но ему, видно, не хотелось из-за ерунды вызывать шефа, он почесал лоб и сменил гнев на милость.

- Ладно, проходи - и пропустил Алексея с Шерали на заводскую территорию. Издали виднелись знакомые цеха и жилые бараки. Беглецы оказались в коридоре одного из них, перед люком в отсек, где хранились рабочие скафандры. Там их уже поджидали Эркин Баратович, Геннадий и Сигизмунд. Академик был встревожен,но радостно пожал руку Алексею и спросил:

- С вами все в порядке?

- Да, - коротко ответил Воронович. Потом мрачно произнес: я виноват в смерти Ли... Если бы не моя дурацкая...

- Полноте, друг мой, - перебил его Ахмедов. – Мы все знаем, что жизни нам тут не принадлежат. Так что не вините себя... И Радик знал, что долго не протянет в тюрьме. Он надеялся, что вы примите наше предложение. Итак, вы готовы?

- Готов! Скажите, что я должен делать?

Академик пообещал:

- Расскажу во время спуска на Нептун. Все оборудование для прыжка через портал находится там. Это и просто, и сложно. Без нашей технической поддержки вас не отправить в прошлое... Но возникла серьезная проблема. – Ахмедов развел руками, совсем расстроенный.

- Какая?

Вместо него ответил Геннадий, который что-то пытался сделать с дверным замком.

- Сменили все шифры на корабле, в том числе и у выходных люков. Не можем попасть не только туда, где находятся рабочие скафандры, но и в ракетный отсек с грузовыми шаттлами. К тому же шлюзовые камеры охраняются... такого раньше не было. Кто-то предусмотрел возможность побега заключенных...

Журналист предположил: может, из-за делегации? Решили усилить бдительность, чтобы не не помешали сыграть спектакль, заготовлен нный для Международной делегации? .Никто не оспаривал эту версию.

- Надо искать решение-точка невозврата пройдена, – сказал Эркин Баратович.-  Мы с Зуфаровым запустили видеофайлы в  Interplanet . Вскоре об этом узнает руководство тюрьмы. Начнутся поиски виновных. Обнаружат к тому же, что вас нет в саркофаге. Репрессии и казни неизбежны. Они будут страшнее, чем после бунта. Необходимо спасти людей. Выход один – пространственно-временной портал на Нептуне!

Алексей задумался. Время шло и требовалось действовать.

- Как можно проникнуть к ракетным отсекам? У кого ключ?

- У Ахмаджанова... Только он меняет все шифры и разрешает вылет с тюрьмы на Нептун. Нужна обоснованная причина, например, вышли из строя какие-то механизмы, которые регулируют загрузку руды в грузовые отсеки шаттлов.

Абутов спросил, протягивая электронный пластик Зуфарова – именно им он открыл пыточную, саркофаг и освободил Вороновича. Эксперт Центра мониторинга имел доступ ко многим секторам тюрьмы.

- Может, Эркин-ака, этим открыть?

- Надо попробовать! – обрадовался академик, схватив карточку. – Дай бог, чтобы сработало!

Он кинулся к люку и провел пластиком по дешифратору. Последовал короткий писк и сигнал красной лампы: код всевидящего человека не принимался в этой части корабля.

Раздосадованный Ахмедов провел еще раз – тот же результат. Люк не собирался открываться для заключенных.

- Не прошел трюк, - огорчился Эркин Баратович. – Без команды капитана не проникнуть к скафандрам и к шаттлам...

Воронович предложил:

- Идем к нему!

- Группа с удивлением посмотрела на чудака:

- Он же поднимет тревогу, если увидит тебя-ты под арестом и проходишь курс «терапии»...

- Не успеет, - хмыкнул Алексей, протирая левой ладонью правый кулак.

- Где его отсек?

- В секторе «А» ,где начальство проживает... Придется идти опять в ту же сторону, откуда ты пришел... Но где там именно- мы не знаем...

- Не страшно - у нас есть карточка Зуфарова, которой он вскрывает все каналы связи... Нужно через переговорное устройство, - соединиться с Центром мониторинга. Наверняка, там есть камера наблюдения за жильем Ахмаджанова. Кузиев, что там дежурит, объяснит, как добраться.

- Хорошая мысль, - согласился Сигизмунд. Если капитан не дома и сопровождает делегацию а то и сидит в кабинете у директора- тогда что?

- Не знаю, - признался Алексей. – Придется взрывать проходы и добираться до скафандров и шаттлов. Обдумаем потом - сейчас испробуем мой вариант.

Он сделал шаг к видеофону, провел карточкой по дешифратору. Система мгновенно считала персональные данные и возникла надпись: «Добрый день Эльдар Зуфаров! Система мониторинга к вашим услугам». Воронович отбил на клавишах: «Связь с Центром». Тотчас пошел сигнал. Журналист знал, что Ахмедов, оставшийся в этом отсеке и наблюдающий за всеми секторами тюрьмы, принял входной звонок и сразу переориентировался на него. Через видеофон он узнал, кто звонит, и соединился без всяких проблем.

- Салом алейкум, Алексей-ака, - послышался уверенный голос физика-атомщика. – Как вы? Саркофаг не сильно сказался на вашем духовном и физическом здоровье?

- Спасибо, сносно, Ахмед-ака, - ответил Воронович. Есть просьба: можете сказать, где сейчас Ахмаджанов?

- Минутку... Ага, вот, вижу... он у себя, отдыхает. Сектор «А», отсек номер триста сорок два. Вижу, как он ходит по помещению в домашнем халате... Видимо, время службы истекло... Да, у него кто-то есть еще в комнате- купается в душе. Вам нужно идти прямо. Через двести метров синий люк и подъем по лифту на третий уровень. Далее пройдете до служебных помещений. Красная стрелка выведет к нему.

- Сколько постов на пути?

- Так... сейчас подсчитаю... Семь стационарных, по шесть человек, с автоматами, три группы патрулируют коридоры. Но я постараюсь сделать так, что при вашем подходе посты и патрули будут меняться. Сумеете войти? Ах, да - у вас же карточка Зуфарова! - С ней откроются люки служебных помещений.

(Продолжение следует)

 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "