Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 
 
  Алишер ТАКСАНОВ (Швейцария)

 
2078 год: НЕБЕСНАЯ ТЮРЬМА
Футуристический роман
 
Часть 3
 
"Заметание следов"
 

Алексея разбудил гимн, который он ненавидел всеми фибрами души:

«Сиркуёш хур улкам, элга бахт, нажот,

Сен узинг дустларга йулдош, мехрибон!..»

Это было как удар в челюсть. Процедя сквозь зубы проклятье, он приподнялся и открыл глаза.Понял, что находится не в карцере, хотя этого следовало ожидать после драки. Он был в своей камере. Сокамерники стоя вымученно пели:

«Олтин бу водийлар...» 

На экране монитора развевался флаг Демора с государственным гербом. Заключенные обязаны были не отрывать взгляда с этих великих символов. Тот, кто увиливал от священного долга, попадал в списки всевидящего Эльдара Зуфарова. Алексей посмотрел на товарищей и недосчитался двух человек. Тут же вспомнил, что произошло. Во время  схватки охрана убила Бронислава Хокайдо. Чувство злости с новой силой вспыхнуло в нем.Заметивший пробуждение журналиста Эркин Баратович, знаками показал, чтобы тот встал и начал петь. Подняться оказалось делом не простым. Тело ныло, мышцы болели и казались каменными. Алексей заметил на руках и ногах гематомы. Преодолев слабость, он спустился с верхнего яруса на пол и закончил со всеми строчки гимна:"Слава, слава, слава!" Сил не было и он тяжело опустился  на корточки. Заключенные обступили его. Все они были изможденными и усталыми.

-Как себя чувствуешь? – участливо спросил Ахмедов.

- Плохо, - признался журналист.

-Такое ощущение, что меня хорошо  отпинали...

- Так оно и было. Когда ты упал в глубокий сон, то некоторые из охраны с удовольствием опробовали на тебе свои «гавнодавы», - сообщил Сигизмунд.

-Ты пролежал без движения трое суток. Естественно, тело отекло...

- Трое суток?

- Ага!

- Надо  сделать разминку - иначе мышцы судорогой сведет,-посоветовал  -  квадратный человек. - Давай  помогу. Нас, артистов, учили, как правильно тренировать мускулы. Сначала небольшой массаж... 

Пальцы у Арсеньева были действительно сильными и массировали мышцы так, что было и больно и приятно. Зато тяжесть  постепенно уплыла, становилось легко. Через десять минут Алексей встал, еще раз огляделся и спросил:

- Про Хокайдо спрашивать не стану – понимаю, где его тело... А где наш Серсенбай Кожехан? Заболел?

Ахмедов вздохнул. Кореец, как всегда, не произнес и слова. За них ответил нахмурившийся Сигизмунд:

- Он погиб...

- Как погиб? И его убили? – прерывающимся голосом переспросил Воронович. Академик коснулся  его локтя:

- Пока ты лежал, твою вою дневную выработку Ахмаджанов  приказал выполнять Кожехану... Тот не выдержал двойной нагрузки и умер... Прямо в цеху... Чтобы он не стал мясопродуктом, мы выкинули его тело в космос. Оно теперь вращается по орбите Нептуна... Уж лучше так, чем... сам понимаешь!..

Лицо журналиста пошло пятнами, - Гады... Я отомщу за него...

Алексей осознавал, что эти двое погибли из-за него. Первый вступился, отвлекая внимание палача на себя, а второй просто нес его ношу, чтобы не усложнять жизнь новичка. И сердце полоснула острая боль за товарищей.

- Осторожно, не наделай снова глупостей, - предупредил  Эркин Баратович, пальцем показывая на потолок, – там располагались «глазки» и «ушки» видеокамер. Центр наблюдения никогда не спал и следил за всем, что происходило. Алексей прикусил язык. Ахмедов глазами дал понять, что понимает его и тоже скорбит. 

-Не будем терять время – пора завтрака. Опоздаем – не получим порции. Нам еще есть, что тебе рассказать. Пока ты спал здесь тако-о-ое было! 

Все стали быстро одеваться и умываться. Алексей почистил зубы выдаваемой всем тошнотворной пастой. из головы не выходили мысли о  товарищах. Перед глазами стояли Бронислав и Серсенбай. Когда  с утренней побудкой и помывкой было покончено, люк камеры автоматически, открылся, что означало команду"на выход!" Один за другим люди покинули камеру. В коридоре уже стояли другие группы! Ешуа Коскинович в красном комбинезоне бегал между ними и орал:

- Равняйсь, смирна-а-а!.. Ты чего глазенки уставил? Чего зыришься на своего бригадира? Захотел в карцер? Или на Нептун? Я тебе быстро устрою такой туристский маршрут. Забыл как тут огнеметами палят задницы ? 

Заметив группу Ахмедова, он перекинул гнев на нее:

-Чего опаздываете, мать вашу! Встали как следует! А теперь марш в столовую! Живее, сволочи! Заживо сгноил бы вас вместо того, чтобы кормить. Да начальство у нас доброе- надеется  перевоспитать! –Файзуллазаде не скрывал, что люто ненавидит всех, кто находился с академиком. Особенно его, представителя независимой прессы. Алексей усмехнулся, чем вызвал новую вспышку злобы. Но охранник ничего не предпринимал против него. Он еще не забыл, как  тот  совсем недавно  уложил с десяток надзирателей, решивших его "проучить".Верный  тюремный пес надеялся на то, что Ахмаджанов сам разберется с  журналюгой.

-Под крики и сплошной мат все двинулись в сторону столовой. По дороге Алексей заметил, что здесь почему-то корпус оказался обугленным, словно был страшный пожар. До сих пор сохранился запах расплавленной пластмассы. Некоторые приборы были вырваны с «мясом», лишь провода торчали из дыр. На лицах и руках охранников были зеленые полосы – это мазь, которая заживляет раны, ожоги и порезы.

-Что здесь случилось? – в недоумении спросил журналист. - Этого  не было в прошлый раз... И почему надзиратели в крокодилий цвет расписаны?

Кузиев, шедший рядом, ответил тихо, чтобы бригадир не услышал:

- Два дня назад был бунт... Женщины оказали сопротивление...

Алексей удивился. Ему казалось, что мятежи на летающей тюрьме невозможны и устроенный ими, был первым.«Получается. что ошибался», - подумал  Алексей.

Тем временем инженер-атомщик продолжал:  

- Одна заключенная по имени Мадина, швея, хотела, чтобы имам Бахтияр Мамуров прочитал молитву по убитому пять лет назад мужа. Тот пришел и начал читать. Охраннику не понравилось. Он потребовал, чтобы имам произносил имя вождя, которого власти считают пророком. Мамуров отказался и  схлопотал пулю, умерев сразу.

- Ох, - только и сумел произнести Алексей от переполнившего его негодования. Он прекрасно знал погибшего. С ним вместе прилетел на транспортнике «Генерал Рустам Иноятов» на Нептун. Это был добрый, мудрый и интеллигентный священник. Убить его было святотатством. Мадина каким-то образом выхватила пистолет у охранника и выстрелила в него. Потом в другого, который стоял рядом. Взвыла сирена. Женщина поняла, что пришла пора умереть и ей. Она решила подороже продать жизнь и открыла огонь по надзирателям, вбегавшим в женскую часть тюрьмы.

Другие заключенные тоже вскочили. От отчаяния бросились на сотрудников администрации. Многие были убиты в первые минуты. Но женщин было больше, чем надзирателей. Толпа за счет массы просто раздавила десяток вооруженных мужчин. Таким образом, часть оружия попала к бунтаркам. Они прорвались в нашу зону, призывая к сопротивлению. Многие из  заключенных-мужчин поддержали женщин, вооружившись чем кто мог...

-Я этого не знал, - с сожалением произнес Алексей...

- Да, ты и не мог ничего услышать - Ахмаджанов всадил  тебе хорошую порцию снотворного. Мы тебя принесли в твою камеру и положили на койку. Был приказ держаться  от тебя подальше. Уж не знаю какие, но виды на тебя начальство имеет свои. Ты им  нужен для какой-то игры...

Когда начался мятеж, мы работали в цеху и не слышали шума. Все там произошло стихийно. Никто и не ожидал, что подобное может произойти. Это был всплеск негодования и протеста. Мятежницы захватили три яруса, пытались выдвинуть требования директору через видеомонитор. Тот не собирался их слушать- отправил на расправу Ахмаджанова с командой спецназовцев. Те спалили всех огнеметами. Включая  тех, кто находился рядом. Уничтожили около пяти тысяч человек! Сделано было это в назидание  всем заключенным.

-  Такое терпеть нельзя! В этот момент Ахмедов ткнул кулаком в спину говорившему.

- Ты чего, Ахмед?

- Забыл про Зуфарова? Или про этого стукача? –  академик мотнул головой-капустой в сторону разорявшегося бригадира. «Бакинец» поднадоел до омерзения. Он наскакивал на всех, как баран, у которого чешутся рога.

–  Молчи!

-Двигайтесь быстрее! Чего лапами шевелите, как черепахи? – метал молнии  и Ешуа Коскинович. – Забыли, что тут недавно произошло? Хотите отправиться вслед за этой сукой Мадиной и подлецом Мамуровым? Ох их уделал их Нодир-ака Ахмаджанов- в уголь сжег огнеметом! Таким солдатом, как он,  Демор может гордиться! 

Алексей еле сдержался, чтобы не въехать в морду зверю.

. «Еще не время, -  приказал он себе. Было трудно не заметить, как много было вокруг вооруженной  охраны. Стража несла вахту  в коридорах и в помещениях. Даже обслуживающий персонал: ремонтники, электрики, сантехники, врачи и идеологи были снабжены поражающими средствами – электрошокерами, тазерами и слезоточивыми пистолетами. Теперь и сотрудники с ненавистью и подозрением следили за проходившими мимо заключенными. Во время бунта с  их стороны оказалось около сорока трупов. Всех которых поспешно бальзамировали и должны были отправить ближайшим транспортником на Землю для похорон с честью и славою.

Случившееся лишило покоя администрацию Небесной тюрьмы. Она понимала, что это не последний взрыв негодования  «зэков» и проводило превентивные меры. Как тихо сообщил Ахмедов, всех, кто подозревался в способности разжечь и затеять бунт, под разными предлогами закрыли в карцерах. Начальник Исаев считал, что обезопасил  от бунтовщиков свой летающий концлагерь.

...Заключенные добрались, наконец, до столовой. Металлические стены здесь были закопчены и в них зияли пулевые отверстия. Потолок и стены хранили обильные следы высохшей крови. Не трудно было представить жестокое побоище, устроенное здесь головорезами Ахмаджанова. Но на угрюмых черных лицах заключенных отсутствовал отпечаток страха и раскаяния. Сделав для себя это неожиданное открытие, журналист улыбнулся, вызвав недоумение у товарищей. А он в это время думал: только мертвым все равно, что с ними происходит, а они все еще живы...

Продолжение следует

 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "