Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 
Тени минувшего
 
Виктор ЧЕРНЫХ
 
ГЛЫБА-ЧЕЛОВЕК ИЛИ БЕЛОВЕЖСКИЙ ЗУБР…
 

Борис Николаевич Ельцин, восьмидесятилетие со дня рождения которого Россия отметила первогого февраля, прожил жизнь, которая выпадает на долю очень немногих. И дело не только в фантастическом взлете к вершинам власти, когда перед ним преклонялись миллионы, но и в глубине падения на излете карьеры, когда эти же миллионы отказали ему в доверии и ничего, кроме ненависти, от них ждать первому Президенту России уже не приходилось.

Конечно, Ельцин стал тем, кем он стал благодаря стечению обстоятельств, но, как известно, Бог помогает лишь тому, что сам кует свою судьбу. И в этом смысле таранный характер Бориса Николаевича переменил все не только в его личной жизни, но и в судьбе страны, каждого из нас.

Недавно неистовая публицистка из «Новой газеты» Юлия Латынина припечатала Ельцина вместе с Гайдаром, что они не справились со своей задачей, а потому чуть ли и места в истории недостойны.

С какой задачей, если не секрет? Кто ее внятно сформулировал и довел до сведения недавнего свердловского губернатора, чтобы он ее поэтапно и последовательно решал? Не вашингтонский же «обком», на самом деле, как об этом говорили и говорят российские коммунисты?

В том трагедия и величие Ельцина и есть, что он сам определял задачу, которую ему предстояло решить на посту лидера нации. С моей точки зрения, которая опорой имеет знание его характера и биографии, Борис Николаевич основной целью видел разрушение человеконенавистнического режима, который лишь по недоразумению именовался коммунистическим. Были у него к нему, режиму, и личные счеты (так называемая советская власть разорила его деда и репрессировала отца), но главное в том, что он лучше многих (изнутри же!) видел порочность сложившейся к концу восьмидесятых годов прошлого века политической системы и знал, что она, рухнув, может под своими обломками похоронить все что он любил и всех, кого он любил.

Согласитесь, с задачей разрушения режима первый Президент России справился блестяще. А вот куда идти дальше, он представлял себе плохо. Вернуться к той развилке, которую Россия миновала в 1917 году, и продолжать прерванное тогда строительство капитализма? Похоже, тогдашняя интеллектуальная элита ничего лучшего и не придумала. И мы двинулись вспять в поисках утраченного времени.

Это была ошибка. Испанский философ Ортега-и-Гассет говорит, что историю следует изучать лишь для того, чтобы ее не повторять. А мы принялись именно за это!

Но зададимся вопросом: кто бы такую ошибку не совершил? Переоценивать самого Ельцина и окружающих его тогда интеллектуалов не стоит. Они целиком были продуктами советской эпохи, если о капитализме что-либо и знали, так только из умных книжек (многие даже за границей ни разу не были!). Но здесь вполне уместно вспомнить русскую пословицу о том, что «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». А «оврагов» оказалось более чем. Не будем забывать еще и о том, что реформаторы наши были вульгарными материалистами (так их учили не только в школе, но материализм они вообще впитывали с молоком матери). Поэтому они взялись реформировать экономику, перестраивая ее на лад передовых стран, но совершенно упустили, что одновременно нужно заниматься законодательством, культурой, социальной сферой, да массой вещей, которые и составляют ткань жизни. В результате получилось, что мы внешне стали очень похожи на Соединенные Штаты или ту же Германию, но это оказался самолет, нарисованный на песке (пусть и со всеми соответствующими настоящему самолету деталями), который взлететь, конечно, не мог.

Борис Николаевич вот эту неспособность переменить жизнь своих сограждан к лучшему переживал гораздо сильнее, чем принято думать. И свидетельством тому служит в первую очередь не его добровольная отставка, последовавшая 31 декабря 1999 года, а непреходящее болезненное состояние в последние перед этой отставкой годы. Психологи вывели непреложную истину: смертельной опасности подвергается здоровье политика, который искренне хочет, но не может исправить положение дел. Хорошая физическая форма мгновенно возвращается к нему, когда он избавляется от непосильного бремени. Не знаю, как кто, но я помню первый выход «в свет» Ельцина в гордом звании пенсионера и то, как молодо он перелез через бортик на корт, чтобы поздравить наших теннисистов с победой на Кубке Кремля. Он поразительно расцвел, словно к нему вновь вернулась молодость. Кстати, для политика верно и обратное. Если ему совершенно все равно, что под его властной дланью происходит с подведомственным народом, он «цветет» ярче розы, но, власть потеряв, мгновенно превращается в дряхлого старика. Вглядитесь в ряды наших нынешних думцев и найдите на их лицах или теле печать болезненных переживаний. Нет, они довольны тем, как нами правят.

Отставка, последовавшая задолго до официального срока истечения полномочий, наиболее наглядно подтвердила цельность натуры Ельцина. Его вела путеводная звезда, а потому на мелочи он не разменивался. Мне, как журналисту, особенно импонировало, что Борис Николаевич решительно пресекал все попытки заткнуть рот прессе, хотя эта пресса изо дня в день досаждала ему, изыскивая все новые и новые «преступления режима Ельцина». Много было желающих цыкнуть на газеты и журналы и тем угодить «первому лицу», но Президент новоявленных цензоров всегда ставил на место, потому что принципам он не изменял. Он был Слоном, а мосек не то,что не замечал, но старался и не «наступить» на них ненароком, потому что это ведь тоже были его сограждане.

Борис Николаевич часто совершал ошибки, потому что шел не просто непроторенной, но чаще и вообще незнакомой никому дорогой. И в ошибках он всегда был искренним, что его во многом извиняет. Он никогда и никому сознательно не желал зла, но и не спускал прегрешений. У него не было «своих» в том смысле, в каком это сейчас понимается. Идейно или финансово близкие нынче имеют карт-бланш на любые безрассудные поступки. У Ельцина ,безусловно, предельно близкий ему Чубайс вылетел из правительства и-за одного лишь подозрения на коррупционную сделку. Потому Президент так часто и тасовал властную колоду, что искал не просто верных, а знающих и умеющих. Не его вина, что таковых в России оказалось не так уж и много.

Цельность и масштабность натуры, кстати, лично для меня снимает с Бориса Николаевича любые подозрения в том, что он мог работать «на свой карман». Его интересовали вовсе не деньги. Не миллиардером хотел он остаться в памяти сограждан. Прошедшие после его отставки, а теперь уже и смерти, годы так и не позволили найти ни одной виллы из тех, которые ему с таким энтузиазмом приписывали. Значит, и не было никаких вилл. Почему же так стойки слухи о его коррупционности? Да потому, что всякая мелочь пытается встать на одну доску с масштабным человеком. Аргумент один: вот был бы я там, так я бы уж… Но Ельцин не мыслил как рядовой несун, чего ему несуны нынешние простить и не могут.

Мы еще слишком близко находимся от «эпохи Ельцина», чтобы по-настоящему оценить его лично и то, что он сделал для России (как говорил поэт: лицом к лицу - лица не увидать). Слишком много разочарований принесли нам девяностые годы, слишком много обид и претензий накопилось чуть ли не у каждого россиянина. Из-за этого мы видим не настоящего, а во многом мифологического Ельцина, портрет которого рисуют не историки, а народная молва, которая всегда причудлива.

Мы до сих пор – боль, открытая рана, соль с которой не счищена. Мы размышляем не о том, что Беловежские соглашения уберегли нас от гражданской войны, которая уже была на пороге, а ругаем первого Президента за развал Советского Союза. Мы не вспоминаем, что перед страной маячил призрак голода, потому что запасов продовольствия в городах оставалось на несколько дней, но не можем простить Борису Николаевичу, что у нас сейчас есть все, что душа пожелает, но денег на это «все» катастрофически не хватает. Мы… ну, пусть здравый человек этот ряд продолжит, потому что он бесконечен.

Впрочем, меня радует, что положение начинает меняться. Всевидящая и всезнающая «Википедия» сообщает, что, по данным «Фонда Общественное Мнение», сейчас отрицательно оценивают историческую роль Ельцина 41 процент жителей России, положительно — 40 процентов (в 2000 году, сразу после отставки, это соотношение выглядело более удручающе — 67 процентов против). Значит, на смену эмоциям приходит трезвый рассудок. А именно он и нужен, когда мы оцениваем время и человека, который в это время не просто жил, но и определял его течение.

К юбилею на исторической родине Ельцина ему поставили памятник из белого мрамора, высотой десять метров, из трех глыб по пятнадцать тонн каждая. Мне импонирует идея автора скульптуры Георгия Франгуляна, который «видит» первого Президента РФ «глыбой в движении». Наверняка я пристрастен, но Борис Николаевич Ельцин и мне видится очень крупной фигурой, этаким зубром, каких теперь «уже не делают»…


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "