Русские люди


       
ВЫПУСКИ

Рубрики
Проза
Поэзия
Русские люди
Русская провинция
Тени минувшего
Наша вера
Странники
Мнение
Приглашение
к разговору
Наши фоторепортажи
Увлечённые
Сверхнаучные знания
Даты
Эксклюзивные интервью

Тематические обзоры


ГОСТЕВАЯ КНИГА


 
 
Владимир БУРТОВОЙ
 
ЧАЙНИК
 

После полетов у пилотов была традиция – пить спирт. Из чайника. Удобно наливать в него и удобно разливать. Пили из кружек. Неразведенный. Когда обжигающая все нутро жидкость из кружки переливалась в пищевод, вслед ей отправлялась изрядная порция воды. Огонь внутри угасал, через некоторое время жизнь менялась. Как правило, в лучшую сторону.

Пилоты веселели, улыбались. Командира экипажа называли просто по отчеству и на «ты». После второго захода на чайник начинались разборы полетов. Каждый мнил себя асом. Учил другого как нужно летать. Разговор переходил на повышенные тона, громкость достигала предельных для человеческого уха децибелов. Каждый клялся другому, что без неба жить не может. Походя ругал нынешнюю власть, которая не дает им летать всласть.

- Мы, боевые летчики, - били себя в грудь некоторые летуны, - паримся на земле. Нам летать нужно каждый день.

- А мне летать, а мне летать, а мне летать охота, - вдруг затягивал кто-нибудь из изрядно захмелевших летчиков песню из популярного мультфильма.

Что было после очередных порций спирта и сколько еще раз наполнялись кружки – никто из экипажа почти не помнил наутро. Лишь один или два пытались воскресить в памяти кое-что из вчерашнего застолья, и то это были туманные обрывки.

На очередном спиртопитии, когда чайник был еще заполнен на одну треть с ног сшибающей жидкостью, командир решил проявить твердость своего мягкого характера. Он достал персональную печать, кусок пластилина, видимо, заранее припасенного, и залепил им в трех местах крышку чайника. Пломба захватывала и крышку, и корпус чайника. Вдавив в каждую металлическую печать и оставив оттиск, Петрович, так звали на застолье командира экипажа его подчиненные, торжественно обвел пьяными глазами недоумевающих летунов. До них не сразу дошло, что означают манипуляции Петровича.

  • Все, на сегодня хватит. Баста, - объявил командир ошеломленному экипажу.

- Петрович, зачем? Да у нас еще ни в одном глазу, - заплетающимся языком попытался урезонить командира штурман.

- Цыц, сосунок! Пить не умеешь, глаза уже в разные стороны, а все ему еще мало, - прикрикнул грозно Петрович. Затем добавил, - кто пломбу тронет, тому голову оторву. – Встал из-за стола, чуть покачиваясь, удачно, с первого захода попав в дверь, вышел из комнаты.

Пока командир добирался до двери, взгляды всех были устремлены на его мощную, грозную фигуру. Ужас читался в их глазах. Недопитый чайник с пломбами победоносно и гордо стоял на середине стола. Когда дверь закрылась за суровым Петровичем, все враз, как по команде, повернули головы к столу и тупо уставились на чайник. Чувства у них были такие же, как у Адама в раю, когда он смотрел на запретный плод. Вот он плод, чайник со спиртом, а тронуть не моги. Постигнет кара неминуемая в лице Петровича. А он царь и бог в экипаже. Что делать?

А наутро чайник оказался пустой. Пломбы были целы. Как мог исчезнуть спирт из опломбированного чайника? Чудеса.

Только когда алкоголь окончательно выветрился у всех из головы, а особенно у командира экипажа, «тайна» была раскрыта. Носик чайника не был же опломбирован, вот спирт и исчез.


 

 

Copyright © 2010-2011 "LES REFLETS - ОТРАЖЕНИЯ "